Ибрахим Раиси (архив)
Ибрахим Раиси (архив)Reuters

Доктор Ури Гольдберг, эксперт по Ирану из Университета Райхмана, рассказал в интервью Аруц 7, о возможных изменениях Иране после смерти президента Ибрахима Раиси.

«Драматических изменений не ожидается, потому что Раиси никогда не был тем, кто формировал политику и стратегические решения. Это не роль президента в Иране», - говорит доктор Гольдберг, отмечая, что верховный лидер находится над президентом. «В Иране существует дублирование выборной и назначаемой систем. Президент - это избранный высший эшелон, а верховный лидер - вышестоящий руководитель. Президент не марионетка. У него много исполнительных полномочий, но стратегических линий он не очерчивает».

Смысл слов доктора Гольдберга заключается в том, что слухи в СМИ о каком-то хаосе в Тегеране на следующий день после Раиси, необоснованны: «Я испытаю удовлетворение, если мы увидим шумные улицы. Мы увидим выборы в Иране», - говорит Голдберг и добавляет, что не исключено, что иранская оппозиция будет использовать эти выборы в качестве платформы для демонстраций, но он будет очень удовлетворен, если это действительно так, поскольку «выборы, на которых был избран Раиси, были репрессивными, и граждане ответили отказом от участия».

«Раиси является доверенным лицом лидера и он, вероятно, не отражает мнение иранской общественности, которая не участвовала в выборах, и фактически это самый низкий процент участия в выборах со времен существования Исламской Республики», - говорит Гольдберг и указывает, что если и будет борьба, то она будет происходить внутри руководства между разными фракциями и разными позициями, которые будут услышаны в рамках подготовки к предстоящим выборам.

Что касается борьбы между этими фракциями, доктор Гольдберг поясняет, что «ни одна из них не будет напрямую бросать вызов иранской внешней политике, но существуют существенные различия между более жесткой фракцией Стражей исламской революции, которая хочет очень активной внешней политики и значительного иранского присутствия за пределами Ирана». На другой стороне находятся те, кто называет себя республиканцами и хочет инвестировать большую часть власти республики внутри страны, а не тратить много средств за ее пределами. Это может привести к переосмыслению иранской системы, но это не означает, что Иран соберется и откажется от своих союзников, но может возникнуть значительная разница в степени их поддержки и приоритетах. Изменения, возможно, и произойдут, но они будут долгосрочными и будут проводиться в кабинетах, а не на местах».

На вопрос об иранской улице, и ожидается ли, что она выиграет от смерти того, кого называют палачом из Тегерана, доктор Гольдберг ответил «На данный момент трудно сказать, выиграют ли они от этого. Его называли «палачом из Тегерана» главным образом из-за той роли, которую он сыграл в действиях, которые привели к созданию Исламской Республики сорок лет назад, , и с тех пор он является высокопоставленным членом судебной власти. В своем правлении, основу политической власти которого составляли более консервативные элементы, он пытался ужесточить контроль государства над ограниченными гражданскими свободами. Сейчас неясно, будет ли его замена такой же, как он. Это невозможно знать, и иранская общественность не ожидала слишком многого после выборов, на которых он был избран, он не скрывал своей позиции, и процент голосов был очень низким, потому что не было другого варианта проголосовать, кроме него».

Что касается заместителя Раиси Мохаммада Мохбера, который будет назначен временным президентом, Гольдберг говорит, что это не тот человек, который должен оставаться на этом посту. «Он депутат, который никогда не задумывался как замена президенту. Старший лейтенант - это не фигура с публичной поддержкой, а человек с более технократическими способностями, и никто не считает его кандидатом в президенты».

По поводу того, что кажется радостью на иранской улице, Гольдберг говорит: «Иранскому обществу не нравится нынешнее руководство. Тот факт, что он не способен предоставить альтернативу руководству, не означает, что он является большим сторонником Исламской Республики. Раиси был очень нелюбимым человеком без независимой политической базы, и скорее доверенным лицом вождя. Между иранцами и властями сложные и изощренные отношения, существуют творческие способы выражения недовольства, так что даже если сотни тысяч не вышли на улицы с требованием смены режима, были проявления радости. Речь идет о нелюбимом человеке».