Зеэв Элькин
Зеэв Элькинצילום: ערוץ 7

Председатель новообразовавшейся фракции «Ха-Ямим ха-Мамлахти», депутат Кнессета Зеэв Элькин был гостем студии Аруц 7, где, в беседе с главным редактором, узи Барухом, объяснил, что имел в виду министр Гидеон Саар, когда говорил о неудачах Израиля в войне против ХАМАС в секторе Газы.

«В течение пяти месяцев мы ведем войну с нашим самым слабым врагом на Ближнем Востоке. «Хизбалла» сильнее ХАМАС, а Иран – сильнее «Хизбаллы». Мы поставили перед собой цель свергнуть власть ХАМАС, но пока даже не завершили начальной оккупации сектора. А ведь ещё есть Рафах и лагеря центра [палестинского анклава]», - начал Элькин.

Он указал, что «даже те местах, которые мы в той или иной степени завоевали и зачистили, кто контролирует? ХАМАС. В последние несколько дней мы вернулись в больницу «Шифа» и уничтожили террористов – но факт в том, что там сотни террористов, и это только одно место на севере сектора Газы, – означает, что ХАМАС по-прежнему контролирует сектор Газы».

«Что они делали перед тем, как попасть в больницу «Шифа»? Официальный представитель ЦАХАЛ позвонил в министерство здравоохранения ХАМАС в секторе Газы. Вместо того, чтобы устранять правительство в Газе, арестовывать его министров и высокопоставленных чиновников, мы разговариваем с ними?! Когда я смотрю на общую картину ситуации, с одной стороны, я вижу акты высшего героизма наших солдат, наших офицеров, мы делаем вещи, в которые ХАМАС не может поверить, что мы осмелимся сделать. Но мы очень далеки от цели. Пришло время посмотреть правде в глаза и подумать, что нужно сделать по-другому», - настаивает председатель новообразовавшейся фракции «Ха-Ямим ха-Мамлахти».

«Нам необходимо отрезать ХАМАС от правительства, но у нас нет организованного плана по этому вопросу. Половина населения Газы находится в гуманитарных «приютах». Есть около 300 приютов, и большинство людей, которые их контролируют, являются членами ХАМАС. Государство Израиль не удосужилось дать ответ на этот вопрос», - добавил он.

Темпы военной деятельности, по мнению Элькина, также проблематичны: «Через два месяца после того, как мы вывели войска из лагерей центра, мы должны вернуться туда, мы должны вернуться и заняться всей территорией, которую мы завоевали и очистили. Ещё два месяца назад Гидеон Саар говорил о необходимости действий в Рафахе. Тогда они сказали, что американцы будут разгневаны, если мы пойдём в этом направлении. В конце концов, мы переживаем трудный месяц Рамадан, чтобы действовать в этом направлении. Мне ясно, что если бы они послушали нас два месяца назад, Рафах сегодня уже был бы позади, а мы были бы уже в другом месте».

Отвечая на вопрос, сможет ли Израиль полностью искоренить ХАМАС? – гость студии Аруц 7 сказал, что «возможно, мы не сможет полностью ликвидировать террористическую организацию ХАМАС, потому что она построена на религиозных основах, на ненависти к евреям, но можем отобрать у неё власть. Вы можете увидеть, что происходит в Иудее и Самарии. Есть ли там ХАМАС? Да. Хотят ли её боевики совершать теракты? Хотят. Контролирует ли она население? Использует ли она механизм для вербовки или десятки тысяч людей, как это происходит в секторе Газы? Здесь строят заводы для создания оружия, которое может нам навредить? Ответ – нет! Террористическую организацию можно победить, отобрав у неё власть».

«Мы ударили по ХАМАС. Я ни в коем случае не хочу сказать, что все, что мы сделали до сих пор, было напрасно. Мы ликвидировали очень много террористов, ХАМАС гораздо слабее, чем был, мы не должны недооценивать достигнутые достижения, но, в то же время, если мы хотим победить, нам нужно изменить направление», - призвал он.

По словам Элькина, «в настоящее время мяч находится в руках руководства, и существует спор. Это – причина, которая побудила нас на поступок, который мы совершили на прошлой неделе, пойдя независимым путем. Есть два подхода: Бени Ганц, справедливости ради, надо сказать, выложил на стол один подход. Он сказал: «Не надо чинить то, что хорошо работает». То есть, место, где мы находимся после пяти месяцев войны, – хорошее. Наше отношение говорит о том, что если такова ситуация после пяти месяцев войны, мы должны остановиться и спросить, что мы сделали не так? И что нужно было сделать по-другому? При таком подходе мы пришли с требованием изменить мышление и потребовали стать частью этого процесса изменений».

Отвечая на вопрос о том, что действительно нужно изменить, по мнению его партии? – он сказал: «Первая основная вещь – это увеличивать военное давление, а не уменьшать его. У государства Израиль нет всего времени мира, международное давление велико, и если мы думаем, что у нас есть всё время мира, то мы не добьёмся победы. Нужно сконцентрировать усилия, как мы умели делать в начале войны в Газе, и стараться двигаться в этом направлении, победить ХАМАС военным путем. Осталось шесть батальонов и их нужно ликвидировать. Окончательная картина должна заключаться в том, что не существует ни одного батальона ХАМАС, с которым вы не разобрались бы самым жестким образом, и не «деконструировали его». Это должно быть сделано как можно скорее».

«Во-вторых, нужно понять, что вы боретесь с органом, который является не только военным, но и имеет огромный механизм гражданского правительства, который построен на всё ещё функционирующих правительственных министерствах. Надо что-то решить и с БАПОР. Мы провели политическую кампанию, но этого недостаточно, потому что есть страны, которые возвращаются к финансированию этого агентства. Нам необходимо установить, что любой чиновник БАПОР, являющийся членом ХАМАС, будет арестован», - добавляет Элькин.

Отвевая на вопрос о том, как обстоят дела на северной границе? – председатель фракции «Ха-Ямим ха-Мамлахти» сказал, что «это зависит от того, что произойдет на юге, потому что нынешняя ситуация мешает действиям на севере. Понятно, что наш интерес состоит не в том, чтобы вести две полномасштабные войны на двух фронтах. Мы хотим принять решение на одном фронте, а затем сосредоточить наши усилия на другом фронте. На севере может быть политическое решение, потому что «Хизбалла» говорит, что если боевые действия в секторе Газы прекратятся, она тоже прекратит нападения. У нас есть дополнительные условия: заставить группировку вернуться к линии границы, чтобы жители севера были в безопасности. Может быть и так, что выбора не останется и нам придется воевать на севере. Тогда нужно вернуться к ведению мощной войны всеми силами, что приведет к решению как можно быстрее насколько это возможно».

Элькин также отмечает, что требование Саара о членстве в военно-политическом кабинете министров не связано с личными мотивами по отношению к премьер-министру Биньямину Нетаньяху: «Решение находится в руках Нетаньяху, и оно не личное, а принципиальное. Продолжает ли он метод Ганца, согласно которому «всё хорошо», – или он согласен с тем, что необходимы перемены?».

При этом, он отвергает возможность того, что аналогичное требование будет выдвинуто министрами Бецалелем Смотричем и Итамаром Бен-Гвиром относительно членства в военном кабинете: «Жаль, что Смотрич и Бен-Гвир примут это на свой счет. Их не беспокоило, что они до сих пор не были в [этом] кабинете. Они должны были первыми сказать, что заинтересованы в том, чтобы Саар был в кабинете министров, потому что он представляет четкую и резкую позицию правого крыла, и обладает опытом человека, который работал в пяти кабинетах министров безопасности».

Отвевая на вопрос о том, каковы шансы, что его партия присоединится к «Ликуду»? – Элькин сказал: «Сегодня мы находимся в другом месте. Это – сообщество, которое ищет дом, но на данный момент его нет. Не существует такой правой национально-либеральной государственной партии, какой была «Ликуд» во времена Бегина и Шамира. Мы говорим: давайте вернемся в те старые добрые времена, когда партия не была порабощена одним человеком. Если правые хотят победить на выборах, когда бы они ни состоялись, они не смогут победить под руководством Нетаньяху. Нам нужна правая сила, такая, какой был «Ликуд» в прошлом, и нам нужно объединиться вокруг неё».

Наконец, отвечая на вопрос о том, видит ли он выборы на горизонте? – Зеэв Элькин сказал: «Это во многом зависит от решений Биньямина Нетаньяху. Есть динамика, которая может привести к свержению правительства и выборам в конце этого года или в начале следующего года. Все также зависит от того, что произойдет в войне. общественность почувствует, что ею управляют правильно, поддержит правительство – даже если она будет недовольна некоторыми поступками, которые оно сделало. Если же общественность почувствует, что война дает сбои, давление с целью смены правительства лишь увеличится».