Бени Ганц
Бени Ганцצילום: אבשלום ששוני, פלאש 90

Имея целью смягчить критику в свой адрес со стороны харедим, вчера, 6 декабря, на заседании кабинета министров, министр Бени Ганц заявил министру строительства и ЖКХ Ицхаку Гольдкнопфу, что не имеет принципиальных возражений против ультраортодоксального бюджета на образование.

Сообщая об этом, корреспондент радиостанции Коль Хай уточнил, что, перед заседанием правительства по бюджету, Ганц сказал Гольдкнопфу, что проблема для него были лишь сроки.

«Мне важно дать Вам понять, что я ничего не имею против ультраортодоксального сектора. Совсем наоборот, я – на вашей стороне. Я хочу, чтобы Вы знали, что буду голосовать против бюджетов, но только потому, что считаю нецелесообразным принимать их во время войны», - сказал он.

Согласно тому же источнику, у ультраортодоксальных депутатов сложилось впечатление, что Ганц не является «анти-хареди».

«Мы понимаем, что у него нет выбора из-за кампании в средствах массовой информации», - цитирует корреспондент слова одного из ультраортодоксальных депутатов Кнессета.

Напомним, что в начале недели Аруц 7 сообщил, что, в ходе заседания Кабмина, министр Бени Ганц признал «ничтожным» бюджет ультраортодоксальных учителей – по сравнению с военным бюджетом, но «важно, чтобы справедливость была соблюдена», - как он выразился.

После рассмотрения предложенного военного бюджета министр Ганц решил упомянуть бюджет «Нового горизонта», который призван сравнить условия учителей в сфере религиозного образования с учителями общеобразовательных школ.

«Нужно было сделать больше сокращений», - сказал он министрам правительства, добавив: - «Вы недостаточно сократили. Послания обществу недостаточное. Надо было сократить 35 миллионов шекелей – бюджет «Нового горизонта».

Министр здравоохранения Уриэль Боссо предупредил: «Вы проводите кампанию, которая танцует у нас на головах. 35 миллионов шекелей не изменят баланс бюджета».

В ответ Ганц признал, что его настойчивость носит политический характер, и не имеет экономических мотивов: «Вы правы, это не изменить. Но нам также нужна зримость. И чтобы справедливость была видна».