Часть последнего письма Ади Леона (הי"ד)
Часть последнего письма Ади Леона (הי"ד)צילום: ללא

20-летний сержант Ади Леон (הי"ד), боец 432-го пехотного батальона «Цабар», входящего в состав бригады «Гивати», погиб, сражаясь против боевиков группировки ХАМАС, на севере сектора Газы.

Незадолго до смерти на поле боя, он оставил членам своей семьи особое письмо; никто не просил его писать это – но сержант чувствовал необходимость подготовиться к худшему и оставить свои слова на память родным и близким.

«Я не верил, что мне придется писать что-то подобное в своей жизни. Я всё откладывал и откладывал, но нам сообщили, что завтра мы входим в Газу, и сложилась ситуация, при которой можем на вернуться. У меня есть некоторые мысли, которые я должен сообщить вам, прежде чем это закончится», - говорится в его последнем письме.

«Дорогие отец и мать, хоть я и не провожу с вами много времени, знайте, что я вас очень ценю. Вы всегда следили за тем, чтобы у нас было всё – и ничего не пропадало, для чего вы работали очень напряженно. Вы удивительным образом воспитали нас. Ибо семья – это всё. Она всегда принимала меня таким, какой я есть. Она – весь мой мир», – добавляет он.

«Я не могу писать всем, потому что за свою жизнь я познакомился со многими людьми, но для меня все равно важно сказать «спасибо» за все моменты и переживания, которые вы мне подарили. Семья Леона и семья Перлберг, с вами я всегда чувствовал себя как дома. Домашняя и теплая атмосфера, щедрость, юмор. Спасибо за всё. Я действительно люблю вас, и сожалею о каждом семейном обеде или мероприятии, на котором не присутствовал, потому что знаю, что упустил удивительные впечатления от близких мне людей», - продолжил Леон.

«Моим хорошим друзьям и подругам: у нас действительно столько общего опыта, что я даже не могу перечислить. Спасибо, что вы всегда были рядом со мной, благодаря чему у меня было удивительное детство. Надеюсь, вы отпразднуете так, как планировали, когда я вернусь, и расскажите своим детям обо всех моментах и ​​переживаниях, частью которых я был», - попросил ныне покойный сержант.

Своё письмо он завершает заявлением о том, что готов идти в бой, несмотря на большой риск: «Я иду на эту войну, не будучи уверен, что вернусь, но я всем сердцем верю в то, что делаю. У нас нет другой страны, и теперь моя очередь защитить её, и отомстить за всех граждан и солдат, младенцев, стариков и всех женщин, которые были просто беспомощны перед лицом ХАМАС. Это образование, которое дали мне мои родители, это то, во что я верю. Надеюсь, вы меня запомните».

Семья покойного Леона считает, что последние слова, написанные им о войне, – это своего рода «завещание» стране и народу: продолжать путь с полной верой и добиться реализации всех целей войны в секторе Газы.