Мики Зоар и Йони Кемпински
Мики Зоар и Йони Кемпинскиצילום: ערוץ 7

Этим утром, 27 октября, министр культуры и спорта Мики Зоар заявил в интервью корреспонденту Аруц 7, Йони Кемпински, что главный урок, который он извлек из нынешней войны с ХАМАС, связан с состоянием национального единства.

«С тех пор, как существует народ Израиля, ничто не причиняло ему большего вреда, чем беспричинная ненависть брата к брату. Именно она, беспричинная ненависть, была главным препятствием нашего народа на протяжении всех лет его существования и приносила одни только беды, трагедии и разрушения. У меня нет ни тени сомнений, что то, что мы увидели 7 октября, произошло из-за беспричинной ненависти», - утверждает Зоар.

«Моя миссия, которой я буду придерживаться, состоит в том, чтобы остановить поток ненависти. В день окончания войны я встану перед каждым, кто проповедует мораль, и скажу ему, что я думаю, – и пусть общественность судит. Немыслимо, чтобы мы продолжили это, потому что оно навлекло на нас великое бедствие и величайший ущерб, который может случиться с народом Израиля. Эта ситуация должна измениться, и это является задача каждого из нас», - указал он.

При этом, министр культуры и спорта подчеркивает, что «никто не откажется от своей идеологии, и каждый придет со своими позициями и мнениями, но способ ведения дебатов изменится. Не останется тех, кто освящает ненависть, разжигание конфликта, устраивает подстрекательство и провокации. Такие не останутся частью общественной жизни. Мы видим как люди объединяются в момент кризиса, и это внушает мне оптимизм, уверенность в том, что мы выиграем войну. То же самое должно быть и после войны: нам придется сидеть вместе, говорить и спорить, но на позициях взаимного уважения и понимания, что у нас нет другого выбора, кроме беспричинной любви, которая сменит беспричинную ненависть».

Призраки жестокого нападения ХАМАС витают над министром после того, как он посетил приграничные поселения и стал свидетелем масштабов ужасной катастрофы: «День, который я никогда не забуду, это день, когда я посетил приграничье [с сектором Газы]. Я посетил Биэри, в Кафр-Газе я видел это зрелище своими глазами, и это было важно для того, чтобы мы никогда не забыли и никогда не простили резню, совершенную террористами, отбросами рода человеческого по имени ХАМАС-ИГИЛ, нацистской организацией по любым меркам».

«Мы видели доказательства и фотографии, но увидеть своими глазами ужас того, как они пришли убивать и уничтожать женщин, мужчин и детей, – это другое. Я вышел оттуда с четким пониманием того, что на земле не должно быть ХАМАС – ни в Израиле, ни где-либо еще, и уж точно не в секторе Газы. ХАМАС должен быть полностью уничтожен до последнего террориста!», - твердо заявил Зоар.

Отвечая на вопрос о своём отношении к задержке наземной операции? – он сказал, что «в кабинете министров существует полное согласие между всеми членами, включая армию. Есть много соображений, которые необходимо принять во внимание. И северная арена, и похищенные, освобождение которых являются частью целей этой войны. Мы должны помнить, что с каждой минутой ХАМАС становится слабее, и с каждым часом мы получаем все больше разведданных от многих захваченных террористов и гражданских элементов из Газы».

При этом Зоар не избегает вопроса об ответственности и даже требует – вопреки позиции премьер-министра Биньямина Нетаньяху (!), – чтобы расследователем провала занималась специально созданная государственная следственная комиссия: «Ответственность лежит на правительстве, это выпало на нашу долю. Есть вопрос, который будет обсуждаться после войны – кто виноват? Обсуждать виновных сейчас, во время войны, неправильно. Сейчас должна быть решена другая задача. В центре внимания должна быть победа в войне. Расследование после войны должно будет проводиться путем создания независимой государственной следственной комиссии, которая изучит события таким образом, чтобы этому поверила вся общественность».

Реагируя же на скандальное заявление генерального секретаря ООН и ряда отдельных стран, которые не поддерживают Израиль, а иногда даже наоборот, – он сказал: «Мне грустно видеть то количество антисемитизма, которое проявилось в эти моменты. Это означает, что Израиль должен быть сильным сам по себе и не полагаться на какую-либо другую страну или нацию. На следующий день после войны нам придется сосредоточиться на укреплении национальной устойчивости, чтобы мы могли стоять самостоятельно и не нуждаться в помощи или милосердии ни от какой другой стороны».