Иллюстрация
Иллюстрацияצילום: Michael Giladi/Flash90

Лейтенант Х., офицер-разведчик, находившийся 7 октября неподалёку от кибуца Реим, быстро понял, что ситуация полностью отличается от любого ракетного обстрела, который он видел раньше. Он не подозревал, что в этот день примет почти невообразимое решение и сумеет ликвидировать 22 террористов.

Сразу после объявления о проникновении террористов в Израиль из пяти разных мест Х. и его сослуживцы начали действовать. Сначала они стали защищать территорию своей базы. “В какой-то момент я на мгновение подумал, что здесь больше нечего делать”, - признается он, - “Но, вдруг, мы увидели автомобиль, несущийся на бешеной скорости со стороны Кисуфима к перекрестку Гама. Я не связывал проникновение террористов с этим инцидентом, не думал, что они доберутся до дороги. Внезапно в мою сторону полетели пули, которые ударились о дорогу, а оттуда рикошетом попали мне в руку”.

Так лейтенант Х. был ранен. Пока он истекал кровью, находившийся с ним сослуживец предупредил, где скрывается террорист. Завязалась перестрелка.

Но драматическая цепочка событий только начиналась. "Мы знали, что в этом районе были еще террористы, но не нашли их. Мы понимали, что в живых останется только одна сторона, и мы должны сделать все, чтобы быть этой стороной - либо мы, либо они", - говорит Х.

"Внезапно”, - продолжает он, - “Пришла идея, что я выдам себя за террориста. Я знаю арабский язык и знаю акцент жителей Газы". Х., уже несколько раз избежавший смерти в тот день, понимал огромный риск – достаточно одной маленькой ошибки, чтобы оказаться под ливнем пуль, свистящих в его сторону.

Несмотря на это, он не сомневался, что отправляется на задание: “Я знал, куда попадаю, и какие могут быть последствия. Но моя работа — защищать мирных жителей и солдат, поэтому, раз это то, что мне нужно сделать, то так и произойдет”.

Х. совершил два телефонных звонка - жене и отцу: "Я сказал им, чтобы они мною гордились, я что-то делаю для страны. И приступил к выполнению задания. Я позвал террористов с их акцентом, и махнул им рукой, чтобы они подошли”.

Террористы попались на удочку и двинулись к лейтенанту Х., который тут же открыл огонь вместе с присоединившимися силами прикрытия. Шквальный огонь продолжался до тех пор, пока не прибыло дополнительное подкрепление. “Это было безумие, и было похоже на сцену из боевика, но это реальность”, - рассказывает X.

Далее лейтенант Х. продолжил осматривать местность, когда вдруг заметил машину с тремя ранеными израильтянами, у одного из которых были особенно тяжелые ранения обеих рук: “Я знал, что должен что-то сделать, иначе он не выживет".

Х. применил для лечения жгут, а когда повернулся, то увидел террориста, целящегося в него из гранатомет. “Он посмотрел на меня, я посмотрел на него так, словно смотрел смерти в глаза, и открыл огонь”, - вспоминает разведчик.

Кроме того лейтенант Х., знавший местность, как свои пять пальцев, еще и поучаствовал в погоне за убегающим террористом: “Он пытался взорвать машину, в которой находились наши раненые, я догнал и застрелил его. Затем вернулся и отнес нашего тяжелораненого в более защищенное здание и ждал вместе с ним, пока не приехал врач: Я позже узнал, что благодаря моей помощи, оказанной в полевых условиях, его жизнь была спасена”.

Около 22:00, примерно через 15 часов после того, как в тот день начались боевые действия, Х. отправился в больницу. Туда он прибыл с осколком в руке и сломанными ребрами. День спустя он уже вернулся на базу, чтобы продолжить выполнение своей миссии.

На вопрос, откуда взялась эта сила, разведчик с изумлением ответил: “А как могло быть иначе?”, как будто вопрос сам по себе не имел смысла. Именно этому меня обучали в ЦАХАЛе. Этого от меня ожидали, и этого я ожидал сам от себя. Пока я на ногах, я буду защищать нашу страну”.