Машина, в которой ехали Ахиад Либман и Меир Давид Кахана
Машина, в которой ехали Ахиад Либман и Меир Давид Каханаצילום: נדב גולדשטיין/TPS

Ахиад Либман, получивший накануне ранения средней степени тяжести в результате теракта в Хаваре, где также был ранен Меир Давид Кахана, рассказал сегодня о пережитом в интервью “Кан Решет Бет”.

“Я подобрал друга на перекрестке Тапуах, и мы ехали на концерт. Движение было медленным. Примерно за 150 метров до перекрестка, где находится сгоревший дом, по автомобилю справа открыли огонь. Террористы выпустили 30-40 пуль. Это нечто неописуемое”, - начал Либман.

Далее он продолжил: “Окно разбилось, и перед нами ничего не было видно. Машина не двигалась, и я подумывал выбраться из нее с пистолетом, но затем начался еще один безумный шквал пуль. Я получил пулю в голову. Мой единственный шанс был в том, чтобы выбраться оттуда как можно быстрее - сильнее нажать на педаль газа. Это было чудо, что машина осталась на ходу и рванула вперед. Я ничего не видел. Из головы капала кровь Я продолжил движение до развязки”.

“Когда я добрался до неё, я сразу же сказал Меиру Давиду, который сидел рядом со мной, чтобы мы нашли какое-то убежище. "Мы вышли из машины, я увидел в ней отверстия от 4-5 пуль. В голову пришла мысль, что террористы придут нас добивать. Это были не случайные пули. Это террористы выполняли свою работу - убивали нас. Внезапно я увидел двух солдат, присевших позади меня. Я пребывал в шоке. Один из них толкнул нас за машину. Я сказал ему: “Перевяжи нас, друг мой”. Мы были в крови. Он позвонил в МDA, и я поговорил с ними”, - рассказал Либман

Ахиад Либман и его друг Меир Давид Кахана, как оказалось, получили ранения в голову осколками разбитых окон автомобиля.

“Все мое тело было полно шрапнели. У меня травма головы от более крупного осколка и перелом черепа”, - сообщил Ахиад Либман.

Либман остаётся на госпитализации в больнице, а Кахана уже выписан домой.