Йехиэль Моше Троппер
Йехиэль Моше Тропперצילום: Olivier Fitoussi/Flash90

Этим вечером, 11 сентября, в интервью корреспонденту Аруц 7, депутат Кнессета Йехиэль (Хили) Троппер выразил своё отношение к компромиссному плану, который стоит на повестке дня, а также – к шансам на его продвижение.

По его словам, планов много, но вопрос в том, кто стоит и намерен стоять за ними и кто готов их поддерживать?

«Опубликованный план, безусловно, является основой, на которой могут быть достигнуты соглашения со всеми видами улучшений, но вопрос не в том, есть ли соглашения, а в том, есть ли доверие, при котором соглашения могут быть достигнуты. Сейчас не похоже, что «Ликуд» находится в таком месте, где является партнером по соглашениям», - говорит Тропер.

Он также уточнил, что как только проектное предложение было представлено, ответ его партии дал президенту понять, что есть о чем поговорить и на основе этого плана можно провести внутреннее обсуждение, высказав возражения и оговорки, но его «Ха-Махане ха-Мамлахти» была удивлена, обнаружив, что, как только план был обнародован, «Ликуд» его отверг.

«Отрицание исходило от высокопоставленных членов коалиции, а не от задних скамеек. Премьер-министр, министр национальной безопасности и министр финансов выступили против компромисса. Поэтому мы не уверены, что действительно есть желание достичь соглашения, и я не уверен, что мы находимся в этом состоянии», - указал Троппер.

Касаесь позиции, представленной председателем его партии, депутатом Кнессета Бени Ганцем, то депутат заявил, что эта позиция остается неизменной уже несколько месяцев: «Я не вникаю в мотивы Нетаньяху, будь то Байден, Верховный суд или Саудовская Аравия. Главное, что, в конце концов, можно будет достичь результата. Это то, что мы говорили в прошлом, и это то, что мы говорим сейчас. На нас лежит национальная ответственность сделать это».

Отвечая на вопрос о петициях, которые, как ожидается, будут рассмотрены завтра в Верховном суде? – Троппер уточнил, что он – не юрист, и поэтому не претендует на то, чтобы сделать догадки о результатах дискуссии, но «у меня нет желания достичь состояния законодательного кризиса. Я знаю, что с обеих сторон есть те, кто поставил такой кризис своей целью. Я – не с ними. Тот, кто может сделать важный шаг, чтобы предотвратить кризис, – это правительство. Фактически, оно в одностороннем порядке приняло самую крайнюю интерпретацию «принципа разумности». Кроме того, критикующие суд видят версию, которую представило правительство, как плохую версию, так почему же правительству пришлось идти на такую ​​крайность? Если оно уравновесит и представит более ответственную версию, это может предотвратить законодательный кризис».

Выход из лабиринта, в котором оказался Израиль, лежит - по мнению Троппера, - в установлении союза между «умеренными» силами, как он его определил: «На данный момент им руководят экстремисты, но симметрии нет. Я не согласен со всеми высказываниями экстремистов среди протестующих, но ответственность лежит на избранном правительстве. Однако, кажется, что даже в избранном правительстве всем правят экстремисты, и я надеюсь, что правительственные умеренные силы объединятся с умеренными в оппозиции».