Ярив Левин
Ярив Левинצילום: יונתן זינדל, פלאש 90

Этим вечером, 5 сентября, министр юстиции Ярив Левин заявил, что не возражает против достижения компромисса по инициированной им судебной реформе.

Выступая на конференции, проходящей в Центре наследия Бегина под девизом «Безопасность и демократия», он, в частности, заявил: «Мы предпринимаем шаги, направленные на то, чтобы попытаться найти компромисс. Наш долг – попытаться согласиться на трудные шаги, но [в итоге] изменить существующую ситуацию. Не может быть, чтобы после всего этого избранное правительство не издавало никаких законов. Следует понимать, что Верховный суд собирается взять на себя окончательный контроль, а это означает, что БАГАЦ берёт на себя полномочия правительства и ставит себя выше него!».

«Когда я представил реформу, я сразу сказал: не вся мудрость собрана в одном месте, можно и желательно договариваться, но для этого нам нужно сесть и поговорить. Это – ситуация, в которой Бени Ганц призывает к единству нации, но в то же время принимает Абу-Мазена и не желает сидеть со мной в одной комнате? Я не готов принять такую ситуацию», - добавил Левин.

Далее министр юстиции сказал, что «идет кампания, которой не было с момента создания государства. Если учесть, сколько часов пропаганды было на 12-м и 13-м каналах [ИТВ] за последние месяцы, мы получим действительно огромные цифры. Мы не должны заблуждаться: целью [наших противников] является не реформа. Сегодня реформа, завтра – призыв в армию, а через два дня – поселения. В центре их борьбы – желание нарушить Основные законы, чтобы объявить импичмент Нетаньяху!».

Говоря об отношениях между судебной властью и законодателями, Левин указал на то, что «они приходят и превращают Кнессет из учредительного органа в рекомендательный, а суд ставит себя выше правительства и выше Кнессета. В ряде вопросов это ещё серьезнее, потому что суд тоже возьмет на себя власть народа, а если премьер-министру это не понравится, то найдется повод для его смещения, и, таким образом, суд поставит себя выше власти народа».

«Очевидно, что это противоречит закону, ибо суд ставит себя выше закона. Кроме всего этого, суд контролирует решения судов, выбирая самих судей. Я спрашиваю, есть ли баланс и тормоза для Верховного суда? Это – не демократия. Это – действительно конец демократии. Это то, с чем нужно бороться на многих аренах», - призвал он, добавив: - «Вы должны понять: у нас есть одно существенное преимущество в этой борьбе – наша справедливость. Если мы добьемся того, что все министры и депутаты Кнессета от коалиции поддержат эту борьбу, мы победим».

Перейдя к призывам к отказам, Левин сказал, что «сам факт возникновения этого вопроса весьма тревожит. В конце концов, в демократической стране существует очень четкое разделение, армия подчинена правительству, и то, что делается внутри армии, не является политикой. В Израиле ты – гражданин, ты можешь выражать свою позицию, но когда тебя призывают в армию, ты встаёшь на защиту людей. Эта должно быть четко и ясно».