Аяла Бен-Гвир
Аяла Бен-Гвирצילום: מאיר אליפור

Аяла Бен-Гвир, супруга министра национальной безопасности Итамара Бен-Гвира, принимает близко к сердцу злосчастный инцидент в парикмахерской на Кикар-Медина (Тель-Авив), в ходе которого Сара Нетаньяху выдерживала «осаду» тысяч протестующих.

В интервью корреспонденту Аруц 7, Бен-Гвир призналась, что последний раз посещала парикмахерскую в день свадьбы с Итамаром, так что «не стоит искать меня в парикмахерских».

Что вы думаете об осаде парикмахерской, где находилась жена премьер-министра?

«Стыд и позор этим людям! Пасть так низко, подорвать веру даже тех, кто уже думал поверить, будто они заботятся о стране».

Председатель партии «Авода» Мерав Михаэли говорит, что это – законный протест, потому что Сара предпочла быть активным общественным деятелем, в отличие от жен бывших премьер-министров.

«Марев Михаэли – [просто] несчастный человек, и ясно, что она завидует хорошим отношениям между Биби и Сарой, и тому факту, что Сара годами поддерживает Биби и многим жертвует, чтобы он добился успеха на посту премьер-министра Израиля. Даже если Сара решила вмешаться и помочь, это все равно не оправдывает повеление сотен кровожадных анархистов, которые ломились в двери, стремясь причинить вред Саре».

По-Вашему, они пытались причинить ей вред?

«Попытка навредить общественному порядку и людям, которые просто хотят работать, – это полноценный анархизм. Переступить «красную черту» – это добраться до жены премьер-министра и угрожать ей, возможно, даже физически. Никакая другая жена премьер-министра не подвергалась никакому насилию. Мерав Михаэли, которая сама является депутатом Кнессета, может быть спокойна: никто из правых не придет к ней и не заблокирует её в парикмахерской».

Как вы относитесь к обращенным к полиции призывам Лапида и других левых элементов не применять политику вашего мужа, разрешать людям проводить демонстрации и перекрывать дороги?

«Любой протест, подобный этому, если бы он был со стороны правых или ультраортодоксов, или эфиопов, или поселенцев, закончился бы тем, что полиция не допустила бы перекрытия дорог, были бы аресты, слезоточивый газ и электрошокеры… Анархизм – это то, что говорит Лапид: «Я проиграл выборы, поэтому я сожгу страну, я – не премьер министр, поэтому я сожгу страну». Это – низкий анархизм и тот же Лапид в плане депортации в Гуш-Катифе проповедовал со «святой яростью» в статьях о том, что люди будут умирать из-за митингующих, что «скорая помощь» не сможет проехать по дороге, – и вдруг, когда ему это выгодно, он говорит, что разрешено перекрывать дороги».

Вы проводите различие между Лапидом и левыми людьми, которые хотят свергнуть правое правительство, – и широкой общественностью, протестующей противсудебной реформы, или призывающей к диалогу?

«Есть проблема с проведением разделения. Те, кто хочет с левой стороны [политической] карты прийти к диалогу, анархисты сразу клеймят как «предателя» и подрывают их влияние. Так что пока не будет понимания, что есть переговоры и что не остановить реформу, а сказать точнее, не получится, потому что анархисты, которые вчера били и кусали женщин-полицейских, пока умеренные левые не стряхнут их с себя, не получится, даже если мы захотим».

Из-за возникшей в стране ситуации, Вы вели себя по-другому в последние несколько дней?

«Я просто живу своей обычной жизнью, иду, куда хочу, и также молюсь о лучшем, как и все мы».