Биньямин Нетаньяху в суде. (Архив)
Биньямин Нетаньяху в суде. (Архив)צילום: אורן בן חקון, ישראל היום

Премьер-министр Биньямин Нетаньяху и его жена Сара дают сегодня, в понедельник, 23 января, показания в суде Ришон-ле-Циона в рамках иска о диффамации, поданного адвокатом Нетаньяху Давидом Шимроном, против Давида Арци.

Ранее Арци заявил, что Шимрон лично показывал ему договор на 15-ти страницах с подписями Биньямина и Сары Нетаньяху об их тайном соглашении.

И Нетаньяху и Шимрон категорически отрицают существование подобного договора. .

Биньямин Нетаньяху прокомментировал в суде слова бывшего главы “Моссада” покойного Меира Дагана. Даган утверждал, что премьер-министр в прошлом говорил, мол, его жена Сара может остаться на тайном совещании.

“Я помог Меиру Дагану получить почку, необходимую для пересадки. Мне же не помогли его клеветнические слова. Его слова о причастности моей жены — полная ложь. Это было оскорбительно”, — сказал Биньямин Нетаньяху во время дебатов.

"Не было никакого договора, никаких пунктов в договоре, ничего не было. Это ложь. Это огромная ложь. Я не могу нести ответственность за каждую клевету и каждую ложь, которая выходит. Таковых тысячи", - отметил премьер-министр.

Биньямин Нетаньяху добавил: “Моя жена не только не является стороной государственной тайны, но она даже не знает об операциях в патруле сил обороны. Всё остальное - наглая ложь. Так любит говорить Авигдор Либерман. Он, наверное, большой специалист по шантажу”.

По словам премьер-министра, “на протяжении многих лет люди, которые не получали назначений, возлагали вину на Сару. Они говорили, что Сара препятствует их продвижению, а также занимается увольнениями. Поэтому я хочу привести два примера. Первый пример: я решил назначить Тамира Пардо главой Моссада. Вскоре после окончания панихиды по моему брату он пришел, чтобы мы пожали друг другу руки. И Сара спросила его: “Кто ты?” Он ответил: “Я глава Моссада”. Она расхохоталась и сказала: “О, я учту это”. И они оба рассмеялись”.

“Есть и обратный пример. Сара возражала некоторым людям, как и другие возражали. Например, Нафтали Беннет. Она думала, что его не будет, Я же посчитал, что неплохо бы взять его в кабинет. И привел его. Если бы у нас с Сарой был тайный договор, в котором указано, что я не могу кого-то назначать, то это явно оказалось бы невозможно”, - поведал Биньямин Нетаньяху.

Также он подчеркнул: “Любая информация о нашем тайном соглашении является злонамеренной выдумкой. Сара никого не назначала. Я хочу услышать ее мнение и сожалею о тех временах, когда не прислушивался к ее мнению более внимательно”.

“Разве это говорит, что есть договоренность? Нет никакой договоренности", - заключил Биньямин Нетаньяху.