Раввин Хаим Друкман
Раввин Хаим Друкманצילום: שלו שלום/TPS

Этим вечером, 21 декабря, иерусалимская больница «Хадасса Эйн Керем» сообщила, что состояние рабби Хаима Друкмана, одного из наиболее авторитетных раввинов движения религиозного сионизма в нашей стране, продолжает оставаться очень тяжелым.

«Персонал отделения интенсивной терапии в «Хадассе Эйн-Керем» лечит раввина: несколько часов назад он был подключен к аппарату искусственной вентиляции легких, и получает успокаивающие средства после сердечно-легочной реанимации», - говорится в кратком сообщении представителя медицинского центра.

Ранее 7 канал сообщал о том, что во второй половине дня состояние рабби Друкмана ухудшилось.

«В последние несколько минут его состояние ухудшилось, и общественность просят срочно прочитать главы псалмов и вознести молитвы об исцелении рабби Хаима Меира бен Милхи», - сказали члены семьи раввина.

Сегодня же семья попросила не навещать раввина Друкмана в отделении интенсивной терапии: «Ввиду тяжелого состояния здоровья и поскольку раввин находится в отделении интенсивной терапии вместе с другими пациентами, семья просит не навещать раввина. Нам ясно, что широкая общественность хочет только укрепить и придать сил - как раввину, так и нам. Нам также ясно, что общественность видит в раввине общеизраильскую фигуру, что раввин был связан с раввинами лично. В то же время у нас нет другого выбора, кроме как сделать эту просьбу - и это только для того, чтобы сохранить здоровье раввина и других пациентов в отделении, и позволить им получить лучшее медицинское обслуживание в лучшие условия».

Вчера, на церемонии зажжения ханукальных свечей, главный ашкеназский раввин Израиля, рабби Давид Лау рассказал о захватывающем и вселяющем надежду визите, который нанес раввину Хаиму Друкману.

«Сейчас я иду из «Хадассы Эйн Керем. Я зашел к раввину Друкману, сначала мне сказали, что он не откликается с самого утра. Но когда я зашел, он сам сказал: «Рабби Лау», - в частности, сказал он.

К восхищению участников мероприятия, раввин Лау продолжил: «Его голос невозможно не заметить. Я посмотрел на его дочь, чтобы убедиться, правильно ли я слышу, поэтому она сказала ему: «Отец, Давид Лау?» Я был очень взволнован».

«Я попросил у него разрешения и сказал, что хочу прочитать с ним главу из книги Теhилим. Он повторил и сказал: «Аминь». Тогда я сказал ему, что хочу, чтобы мы встретились вне больницы, и тогда он сказал два или три предложения», - добавил он.

По словам главного ашкеназского раввина Израиля, «внучки фотографировали меня внутри комнаты, поэтому я договорился с ними, что это – фотографии «до», и с Б-жьей помощью, он доберется до своего дома, и тогда мы сделаем фотографии «после». В отделении было большое волнение. Все сошлись посмотреть».