Итамар Бен-Гвир в Восточном Иерусалиме
Итамар Бен-Гвир в Восточном Иерусалимеצילום: זושא לוסטיג -חדשות כל העולם

Этим утром, 14 октября, депутат Кнессета Итамар Бен-Гвир, председатель партии «Оцма Иегудит», прокомментировал события иерусалимской районе Шимон ха-Цадик, во время которых он вытащил личное оружие после того, как арабы забросали камнями его и других местных еврейских жителей.

С видео с места событий модно ознакомиться, перейдя по этой ссылке.

В интервью корреспонденту Решет-Бет, он твердо пообещал: «Я вытащу оружие еще тысячу раз, если в меня будут бросать камни!».

Характеризуя то, что видел минувшей ночью, Бен-Гвир заявил, что это было «полное беззаконие. Дома, в которые бросают камни, евреи, которые проходят мимо на улице и в них летят камни и «коктейли Молотова». И самое страшное – полицейские, на которых нападают с «коктейлями Молотова» и камнями, и у которых нет разрешения на применение оружия. Они бросают светошумовые гранаты, что уже давно перестало пугать бунтовщиков. Эти камни предназначены для убийства».

Отвечая на вопрос о том, чувствовал ли он, что его жизнь находится в опасности, когда он достал своё оружие? – лидер «Оцма Иегудит» сказал: «Все просто и ясно: в меня бросали камни. Я – под охраной, но если в меня кидают камни, то тот факт, что у меня есть охрана, не освобождает меня от попыток защитить себя сам. Я не применял оружие, но в данной ситуации, говорю вам как юрист, если бы я его применил, то не было бы никаких проблем. Бунтовщики уже давно перестали бояться».

Отвечая на вопрос о том, что бы он сделал по-другому, если бы это зависело от него? – Итамар Бен-Гвир сказал: «Во-первых, я бы изменил порядок ведения огня, почему они не стреляют боевыми патронамим? Когда в машину бросают «коктейль Молотова», машина должна поворачивать назад? Это нормально? Во-вторых, разрешил бы как можно большему числу гражданских лиц владеть огнестрельным оружием. Те, кто служил в армии, должны иметь огнестрельное оружие, ибо нет никаких причин, по которым они не могут защитить себя. И, в третьих, жесткая рука: лагерь Шуафат, например, не должен был быть просто названием, а мы должны проходить его дом за домом и отнимать оружие».