Голда Меир
Голда МеирMILNER MOSHE\GPO

Десятки новых, ранее подпадавших под гриф секретности, документов, представленных широкой общественности сотрудниками Государственного архива при Министерстве обороны, указывают на, мягко говоря, плохое настроение, напряженность и чуть ли не панику (!) премьер-министра Голды Меир во время войны Судного дня.

Уже не второй день войны, 7 октября 1973 года, Меир получила крайне пессимистичные сообщения с мест: «Ситуация неоднозначная на обоих фронтах», - сказали ей высокопоставленные офицеры ЦАХАЛ.

Из протоколов заседаний кабинета министров и из собственных дневников Меир видно, что на том этапе она отправляла срочное сообщение тем государственному секретарю США Генри Киссинжеру, буквально умоляя (!) его срочно прислать помощь, точнее – самолеты и танки в Израиль. «Пусть ему скажут, что это S.O.S», - настаивала она.

Утром того дня Меир получила плохие новости. «Бригадный генерал Лиор сообщает премьер-министру по телефону об обострении ситуации на Голанах… о решении эвакуировать поселения на Голанах… о том, что ситуация на севере является серьезной, и что ВВС действуют на севере для оказания помощи наземным войскам».

Позже, в тот же день, она проводит экстренное обсуждение ситуации с министром обороны Моше Даяном и министром финансов Пинхасом Сапиром. Премьер-министр скептически оценивает возможность финансовой и военной помощи со стороны мирового сообщества: «Та небольшая помощь, которую мы имеем в мире... Евреи совсем не любят, евреи еще слабы. Нас бросят на растерзание собакам».

Говоря о наших потерях, министр обороны отвечает расплывчато, и пытается уклониться от того, чтобы назвать число погибших. Наконец, отвечая на вопрос о том, было ли убито 250 солдат? – он говорит: «Может быть, [даже] больше. Только четверо вернулись с горы Хермон. Были ли они взяты в плен или нет, я не знаю, это не маленькие цифры. Сегодня вечером в правительстве я предоставлю одну только информацию [без оценок]…».