Иллюстрация
Иллюстрацияצילום: istock

«Я не знаю - может быть, какой-то сумасшедший взял камень и убил арабскую женщину», - сказал подсудимый по делу о еврейском терроре во время допроса.

Речь идет об Л. - ученик ешивы в Рехалиме, которого четыре месяца назад обвинили в убийстве палестинки Аиши аль-Раби. Он объяснил в ходе допроса, почему его ДНК была идентифицирована на камне, от удара которым погибла 47-летняя арабская женщина.

«Я живу там полтора года, и я много хожу и гуляю», - сказал обвиняемый на допросе, - «Однажды я мог помочиться на камень, или при порезе могла капнуть моя кровь. Так что я не знаю».

В течение двух недель Л. молчал во время допросов, пока полиция не объявила суду, что предъявит ему обвинение. В ходе двухмесячного расследования были получены показания от десятков учащихся ешивы в Рехалиме, находящейся недалеко от места гибели аль-Раби. Пятеро студентов ешивы были арестованы, в том числе Л. Он - единственный, кому предъявлено обвинение в убийстве при террористических обстоятельствах.

«Вы - полиция, и я верю, что ваша работа – отыскать правду и обнаружить настоящего преступника. Я невиновен, я многому научился и хочу вырасти, чтобы стать раввином. Обвинения в мой адрес – ерунда. Я не стал бы бросать камень, оскверняя Шаббат. Убийство является самым суровым запретом в Торе», - сказал Л.

На вопрос следователей о материале из его телефона, в котором были фотографии оскорбляющих арабов и лозунги расизма, он ответил: «Я пришел поговорить о том, что произошло в Шаббат, и нечего больше добавить. Если вы хотите поговорить о чем-то еще, приходите ко мне. Дома я сделаю вам кофе. Но, в конце концов, это только фотографии, я их не снимал, это 15 картинок из 500».

В отчете говорится, что следователи столкнулись с тем, что Л. дал свою версию только после того, как было решено предъявить ему обвинение. Подсудимый заявил: «Я знаю, что у Шин Бет нет проблем с выдумкой выводов и побуждением человека признать то, чего он не делал. С того момента, как я приехал сюда, меня унижают, весь день привязывают к стулу, руки у меня за спиной, я не могу заснуть, потому что у меня болят уши от криков следователей, которые унижают меня и проклинают меня и специально ставят музыку в Шаббат».

«Когда я столкнулся с таким отношением, я решил, что я не сотрудничаю. Когда же я поговорил с адвокатом после последнего слушания, я понял, что доказательство с ДНК ложное», - утверждает Л.