Место теракта в Гуш-Эционе
Место теракта в Гуш-Эционеצילום: יונתן סינדל, פלאש 90

У каждого из нас есть мечта: один хочет разбогатеть, другой борется за громкий титул, третий мечтает объехать земной шар. И никто не имеет желания умереть, закончив дни своей жизни. Это – желание неизлечимо больных пациентов, но не обычных людей.

К сожалению, мы живем в мрачной реальности и в тяжелые времена. У каждого из нас в эти дни есть главное желание: выжить, прожить дни свои в мире, безопасно ложась и просыпаясь на следующий день. Современная реальность показывает, что это – очень непросто, и «не под рукой», в которой мы вынуждены сжимать меч.

Действительно, в настоящее время, в годину терактов и напряженности, нельзя не признать: на дворе – тяжелые времена. Тем не менее, люди – оптимисты по природе, и всегда ищут свет во тьме… Мы, евреи, всегда старались углядеть  лучшее в плохом, – и всегда находили его. Мы обнаружили, что атмосфера единения, любовь и доверительная дружба между всеми частями народа, помогают проходить через горнила жестоких и тяжких испытаний. В трудные моменты мы шли вместе, бок о бок. Сейчас – идем через волну террора.

Но теперь страх лютует на улицах Израиля, угрожая уничтожить последнее из того, что было лучшего у нас и в нас самих. Люди из Петах-Тиквы боятся ехать в Иерусалим, иерусалимцы в страхе мечтают о том, чтобы пересечь шоссе 60 по дороге в Бейт-Эль, и остаться при этом в живых, сердца замирают только от одной мысли о Гуш-Эционе, а жители Тель-Авива, сочувствуя жертвам ножевых ударов, боятся посещать Кирьят-Арбу…

Внутри городов – не лучше: в Кирьят-Гате опустели строительные площадки, живущие в центре Иерусалима боятся ехать на трамвае по своему же городу, даже житель Писгат-Зеев дважды думает, прежде чем посетить своего двоюродного брата в Восточном Тальпиоте. Что случилось с нами?

Напряженная атмосфера ранит сердца, разъединяет семьи. Отцы боятся за своих детей, теряют терпение, со страхом и надеждой всматриваясь в сводки СМИ, женихи боятся посещать невест, бабушки и дедушки боятся за своих внуков. Гуляя по центру Тель-Авива, идя на работу или по делам, люди каждые две минуты оборачиваются в стороны, чтобы убедиться не идет ли за ними араб, не вытаскивает ли он из кармана нож…

Поэтому настало время, вернуться к истокам. Ибо, хотя угроза извне кажется более страшной, чем близкая угроза – это иллюзия. Соседская трава не зеленее и соседская смерть – не краше. Израиль переживает сложный период, но, в конечном счете, все мы – в одной лодке, и должны сплотиться как никогда прежде.

Неприятель ждет именно разлада среди нас, и не дай Б-г нам потерять свою общность, забыть, что такое единство. Наша задача – не допустить этого.

Стилистика, орфография и пунктуация автора сохранены.