Мнение:
Союзники Украины неправильно ведут себя с Путиным

Называть президента России военным преступником было формой «стратегического безумия»

Перевод Марк Штоде,

Йехезкель Дрор
Йехезкель Дрор
Flash90

Называть президента России военным преступником было формой «стратегического безумия», убежден ведущий израильский специалист по внешней политике, пишет профессор Еврейского университета Йехезкель Дрор в авторской колонке Bloomberg.

Если у Израиля есть старший глобальный стратег, то это Йехезкель Дрор. Будучи профессором Еврейского университета, он воспитал не одно поколение израильских лидеров. Шесть премьер-министров консультировались с ним по вопросам войны и мира. «Безумные государства: контртрадиционная стратегическая проблема», написанная во время его работы в Rand Corp. и опубликованная в 1971 году, пробудила мир к неотвратимой угрозе, исходящей от фанатичных режимов третьего мира.

Израильтяне иногда называют Дрора израильским Генри Киссинджером. Оба еще мальчиками бежали от нацистов. У них родной язык - немецкий, а также докторские степени Гарварда и очень развитая и часто весьма противоречивая разновидность внешнеполитического реализма.

Для Дрора, которому сейчас за 90, реализм в значительной степени отсутствует в плане игры Запада, связанном с войной на Украине. В недавнем интервью, которое он дал по электронной почте, он рассказал о том, что он считает ошибками Украины в ее отношениях с Россией, и почему он считает, что США и их союзники «бредят» в своем подходе к войне. Беседа была отредактирована для большей длины и ясности.

- Западные правительства все больше убеждаются в том, что у Украины есть шанс выиграть эту войну. Вот как вы это видите?

- Нет. Я думаю, что перед президентом Зеленским стоит мелианская дилемма.

- Какая?

- Короче говоря, сильные побеждают, а слабые проигрывают. Двести пятьсот лет назад афинские полководцы предъявили вождям Мелоса ультиматум. «Посмотрите фактам в лицо и подумайте, как вы можете спасти свой город от разрушения», — говорили они. «Сильные делают то, что в их силах, а слабые принимают то, что должны принять». Мелианцы чувствовали, что у них есть высокие моральные устои и поддержка сильного союзника, Спарты. Итак, они отказались сдаваться.

- Это решение, насколько я помню, закончилось уничтожением Мелоса. Я полагаю, это не то, что вы думаете, произойдет с Украиной?

- Нет. Эта война, как и большинство войн, закончится без абсолютного победителя. Обе стороны проиграют. Вопрос в том, какая сторона больше теряет. Украина храбро сражается. Президент Владимир Зеленский стал героем СМИ. Западные страны осуждают Россию и предоставляют Киеву оружие и санкции. А тем временем Украина частично опустошается и обезлюдеет. Она платит очень высокую цену кровью и материалами, в то время как Россия остается в безопасности.

- США и Европа рассматривают войну на Украине как исторический переломный момент, когда поддержание международного порядка, основанного на правилах после Второй мировой войны, находится под угрозой.

- Не существует «порядка, основанного на правилах», есть только частично скоординированная международная система. Не может быть разрушения того, чего на самом деле не существует. И, хотя об этом не принято говорить, Украина не безупречна в этом конфликте. Президент Зеленский не понял, что желание вступить в НАТО представляет собой то, что президент Владимир Путин рассматривал как серьезную стратегическую угрозу для России. В апреле 2019 года Зеленский заявил, что считает Путина «врагом». В декабре 2021 года он призвал к превентивным действиям против России. Российское вторжение в феврале никого не должно было удивить. Зеленский, любитель государственного управления, был удивлен и стратегически слеп.

- Разведка США предвидела вторжение и так говорила...

- Да, но Западу трудно осознать всю глубину стратегической чувствительности России к тому, что происходит на Украине. Россия дважды подвергалась вторжению с запада, сначала Наполеоном, а затем Германией во время Второй мировой войны. Немецкое вторжение было не клаузевицкой «политической войной», а войной тотального опустошения, уничтожения и порабощения, с очень высокими человеческими и материальными потерями для России. Сегодня это важная составляющая коллективной памяти и военной доктрины России. Она не хочет, чтобы западные силы или западные союзники находились на его границе.

- США и их союзники, похоже, не тронуты опасениями России, реальными или воображаемыми. Они изображают войну как битву добра и зла, демократии против авторитарной диктатуры, прогресса против реакции.

- Это бред. Нет такой вещи, как неизбежная «правильная сторона истории». Не так давно правление королевских династий считалось правильной стороной истории. И сегодня эта идея не является общепризнанной. Например, Китай, очень важный игрок в мире, не разделяет его. У него очень давние политические традиции и чувство превосходства, которые позволяют ему смеяться над такими преобладающими западными представлениями.

- Думаете, Путин тоже смеется?

- Путин вполне может быть в стрессе. Эмоциональные очернения, такие как объявление его военным преступником и призывы к смене режима в Москве, могут быть морально и этически правильными и благородными, но это также форма стратегического безумия. Россия есть и останется незаменимым крупным партнером на мировой арене. Попытка превратить его в государство-изгоя и сделать Путина персоной нон грата — это подход, который в условиях нарастающего стресса может стать самоубийственным.

- Что же тогда вы предлагаете, чтобы Украина и ее западные союзники уступили требованиям России?

- Во-первых, я предлагаю прекратить разжигать нищету в Украине, добавляя в огонь оружие, особенно агрессивное оружие. Война, скорее всего, закончится так, что ни одна из сторон не будет полностью удовлетворена. Но Украина, как более слабая сторона, будет меньше удовлетворена.

- Они кажутся далекими от урегулирования. Можно ли поддержать?

- Им нужна помощь. Я предлагаю, чтобы США, Китай, ЕС и Индия встретились на нейтральной территории, такой как Сингапур. Если они смогут прийти к соглашению, то смогут надавить на Путина и Зеленского.

- Есть ли место в этой дипломатии для Израиля?

- Израиль находится в американском лагере. Он зависит от США и должен учитывать их «предложения». Но он также заинтересован в том, чтобы не разрушать свои отношения с Россией. Это прагматичная политика, которой в настоящее время придерживаются премьер-министр [Нафтали] Беннет и министр иностранных дел [Яир] Лапид.

Интервью брал Зев Чафетс — журналист и автор 14 книг. Он был старшим помощником премьер-министра Израиля Менахема Бегина и главным редактором журнала Jerusalem Report Magazine.