Гершон Ха-Коэн:
Водное соглашение с Иорданией – капитуляция перед шантажом

«Они видят в этом не жест доброй воли, достойный благодарности, но возвращение своей собственности»

Йоссеф Йак,

Подписание "водного соглашения" с Иорданией
Подписание "водного соглашения" с Иорданией
צילום: רפי בן חקון, לע"מ

На этой неделе министр энергетики и водных ресурсов Карин Эльхарар («Еш Атид») подписала соглашение, согласно которому в ближайшие два года Израиль, фактически, удвоит ежегодные поставки воды в Иорданию.

Подписание «водного соглашения» последовало за согласием премьер-министра Нафтали Беннета, который еще в июле этого года пообещал значительно увеличить количество воды нашему арабскому соседу.

Генерал-майор (запаса) Армии обороны Израиля Гершон Ха-Коэн, член движения «Ха-Битхонистим», подверг критике этот шаг, заявляя, что это проистекает из непонимания ближневосточной культуры и значения таких шагов.

Отвечая на заявление министра Эльхарар, прозвучавшее на церемонии подписания соглашения в Аммане, о том, что это – «недвусмысленное заявление: мы хотим добрососедских отношений», - он сказал: «Мы [действительно] хотим хорошего соседства, и вода, безусловно, является рычагом [воздействия]. У иорданцев нет воды, и у них есть дополнительный миллион беженцев из Сирии, и они не знают, как их всех напоить, но мы должны спросить себя: что мы даем – и что мы получаем взамен?».

По словам Хакоэна, эти замечания следует рассматривать как часть «глубокого исследования» всех мирных соглашений, подписанных государством Израиль, ибо «в основе ислама, особенно в местах, определяемых, как «Дар аль-Ислам» [традиционное мусульманское название территорий, где действует мусульманский религиозный закон и где политически господствуют мусульмане], нет места для немусульманского суверенитета. Христианин или еврей могут жить здесь только под «покровительством» ислама. [Поэтому] даже мир с Иорданией, который кажется полностью взаимным и как будто мы не поступились землёй и получили мир (хотя и это весьма спорно) – так вот, это не так. Им нужен символ «спонсорского взноса», а вода, которую мы им даём, является своего рода «спонсорским взносом». Мы же просто не понимаем «кодекс территорий».

«Шарон урегулировал вопрос о воде в рамках мирного соглашения и дал им 50 миллионов кубометров, но Ноах Кинерети, который был помощником Рабина по водным соглашениям, был против», - напомнил Ха-Коэн, приводят соответствующие данные, и добавляя, что здесь вопрос становится более сложным, поскольку речь идет не только о том, что Израиль даёт, но более важно, чтобы Израиль не подвергался шантажу и вымогательству. Он убежден, что ситуация, в которой политические отношения подрываются до тех пор, пока Израиль что-нибудь не даст, на самом деле является именно вымогательством.

«Араб всегда умел шантажировать. Это похоже на всеобъемлющее заявление, но это вопрос культуры. Араб знает, как быть торговцем, а также – как шантажировать. Он знает, как нужно ставить вещи на новое место, что создает условия для шантажа», - говорит генерал-майор, цитируя слова Гилада Шарона, что если Израиль даёт еще 50 миллионов кубометров воды, почему бы хотя бы не потребовать назад земли Нахараим, «которые были еврейской землей в Кушане со времен Ротенберга и возделывались кибуцем Ашдот Яаков, и иорданцы восприняли это довольно унизительно и вызывающе, когда провели заседание иорданского парламента и помешали нашему ежедневному пребыванию там».

«Почему с нашей стороны не было выдвинуто никаких условий? Кроме того, те, кто посещает этот район и идет вдоль реки Иордана от плотины через Бейт-Зера до Нахараима, видят заплесневелую канализацию. Иорданцы потребовали, чтобы вода подавалась по трубопроводу. Было высказано предположение, что они примут воду естественным потоком, что даст новую жизнь и экологическое восстановление реки Иордан, но они настояли на том, чтобы это был именно трубопровод, потому что он имеет «символическое значение», как если бы эта вода была [на самом деле] их. Когда вы даете им, они не представляют это как жест доброй воли, достойный благодарности, но как возвращение того, что было их собственностью по праву», - указал он.