Мать раненного солдата: «Беннет не знал имени моего сына»

Сержант Барель Хадари Шмуэли продолжает бороться за жизнь после ранения, полученного на границе с Газой

Йоссеф Йак,

Барель Хадари Шмуэли
Барель Хадари Шмуэли
צילום: משטרת ישראל

Как ранее сообщал 7 канал, сержант секретного подразделения пограничной полиции (МАГАВ) Барель Хадари Шмуэли получил тяжелое ранение на границе с сектором Газы.

В настоящее время, он продолжает бороться за жизнь, находясь в отделении интенсивной терапии больницы «Сорока» (Беэр-Шева).

Выступив в эфире радиостанции 103FM, мать сержанта, Ница, подвергла резкой критике премьер-министра Нафтали Беннета и высокопоставленных представителей службы безопасности.

В начале интервью, она поделилась новостями о состоянии своего сына: «Ему нехорошо, и нужно много молитв, чтобы мой дорогой Барель встал на ноги, вернулся в семью, вернулся к жизни. Вчера он перенес операцию на глазе и на голове. Один глаз ему спасли. Мой сын с 16 с половиной лет отдал всего себя армии, государству Израиль. А что в итоге? Вчера он провел 8 часов в операционной – и никто не пришел».

Мать сержанта посетовала, что комбриг и несколько офицеров пришли в больницу «в 23:00, желая войти и увидеть его, как картину в галерее. Я не впустила их. Где вы были восемь часов, когда моего сына оперировали? Боялись сорвать свой график?».

Она сказала, что пыталась получить ответ на вопрос о том, что именно произошло в те моменты, но «я не получаю никаких ответов. Я хочу знать, кто разрешил моему сыну стоять перед стеной. Мой сын – пограничник, мой сын – снайпер, в него стреляли! 12-летний террорист расстрелял его в упор. Мы поговорили с комиссаром полиции, вчера он был в больнице, но нет ответов…».

По словам Ницы, Нафтали Беннет связался с ним поздно вечером – и не вспомнил имени солдата, отчаянно борющегося за свою жизнь: «Беннет позвонил в 22:30 и спросил отца Барела, которого зовут Йосси: «Как Йоси? Как он себя чувствует?». Он сказал ему: «Его зовут Барель», «Ой, извини. Как он себя чувствует?». Где ты? Где начальник штаба?!».

И, напротив, по её словам, бывший премьер-министр знал о её сыне: «Биньямин Нетаньяху позвонил вчера в 00:00 и плакал по телефону, он просто плакал. Он знадл все подробности о бойце, задавал вопросы об операциях [сделанных Барелю]. Г-н Беннет не знает, как зовут бойца, он спросил, в какой больнице тот находится. Стыд и позор!».

Ница пообещала, что однажды она раскроет записанный ею разговор с Беннетом: «С Б-жьей помощью, мой сын встанет на ноги, и этот разговор будет транслироваться по всему миру. Не просто в Израиле, но во всём мире», - сказала она с болью.

Позже, в том же интервью, она говорила о характере своего сына: «Барель, мальчик-воин, особенный мальчик. Не мальчик, а мужчина, соль земли. Барель был элитным футболистом, он ушел в армию. Он стремился вступить в боевую часть. Поэтому пошел на довоенную подготовку, а затем – в секретное подразделение. В лучших частях он пошел служить в МАГАВ, пошел в боевые части, стал бойцом. Он красив и высок, крепок, весел, остроумен, уверенный и умный, воин, настоящий герой».

Полностью интервью с Ницой Шмуэли можно прослушать, перейдя по этой ссылке.

Как стало известно, бойцы секретного подразделения МАГАВ пришли к палате, в которой лежит Шмуэли, чтобы молиться за его выздоровление и петь песни своему однополчанину.

С видео с места событий можно ознакомиться, перейдя по этой ссылке.