Винодельня «Мецуда» сгорела по воле Б-га

Менеджер харедим Эли Баш оценивает ущерб в 8 миллионов шекелей. «Это была воля Б-га, и никакое количество самолетов или пожарных не могло этого изменить», - убежден он

Марк Штоде,

Пожар на Иерусалимских холмах
Пожар на Иерусалимских холмах
צילום: אבנר מידד/TPS

Элияху Баш, менеджер винодельни «Мецуда» в Гиват-Йеариме, которая загорелась в воскресенье из-за сильного пожара, устроенного, по всей видимости, на иерусалимских холмах поджигателями, в понедельник утром сказал Галей Цахал, что «винодельни больше нет. Это пыль и пепел. Ничего не осталось. Было сожжено около 150 бочек. В прошлый четверг мы получили партию из 30 000 новых бутылок, которые собирались наполнить вчера. Это произошло самым трагическим образом».

Пожар, который на момент написания этой статьи все еще не укрощен, называют одним из крупнейших пожаров, когда-либо зарегистрированных в районе Иерусалима. По всей видимости, он был установлен недалеко от города Бейт-Меир - района, который в прошлом подвергался нападениям поджигателей. Из-за сильных западных ветров, преобладающих в воскресенье, он быстро распространился на близлежащие общины, которые были быстро эвакуированы - непосредственно пострадали около 10 000 человек.

Винодельня «Мецуда» - это виноградник, принадлежащий харедим, который был основан около десяти лет назад в небольшом городке Гиват-Йеарим, примерно в двадцати минутах езды от Иерусалима. Она производит около 40 000 бутылок вина в год. В воскресенье Баш рассказал Кикар Хашаббат о событиях того ужасного дня.

«Это должен был быть день сбора урожая», - рассказал Баш. «В то утро мы начали работать в помещении, и внезапно на улице стало темно. Небо выглядело странно, но мы не поняли, почему, и вернулись к работе».

«Примерно через четверть часа отключилось электричество, и мы начали волноваться. Мы вышли на улицу и тут увидели пламя - оно уже приближалось - и пахло едким дымом. Потом мы поняли, что происходит. Все мы - все рабочие винодельни - бросились к своим машинам и стали спасатьсяь бегством.

«Примерно через четверть часа я попытался издали разглядеть, что же происходит на винодельне и увидел, как она пылает, и я действительно мог слышать звуки взрывов – это разбивались бутылки с вином».

Затем Баш рассказал о размерах своих убытков: «Винодельня не была застрахована, и мы говорим об ущербе на сумму около семи или восьми миллионов шекелей», - сказал он.

«Когда я осознал масштабы происходящего, я укрепил свою веру в Всемогущего и напомнил своему другу, что «Мы обязаны благословлять Б-га за зло, как мы благословляем за добро». Я верю, что все от Б-га », - подчеркнул он.

«На самом деле, я еще не знаю, как мы справимся», - добавил он. «Но в результате моя вера стала сильнее. Я также слышал от местных жителей, что винодельня в этом районе остановила пожар, что спасло другие дома в городе от огня, и эта мысль дает мне некоторое утешение».

Баш отметил, что пожар произошел в еврейский месяц Элул, во время которого евреи проверяют себя на свои проступки и всем сердцем возвращаются к Б-гу, чтобы следовать Его заповедям с любовью и трепетом: «Когда мы стояли и смотрели, как горит винодельня, я вспоминал о молитвах, которые мы читаем в дни высоких праздников: «Кто из огня… кто успокоится»; и кто будет обеспокоен... И я понял, что в тот момент, когда Б-г решил, что винодельня будет сожжена, вот и все - никто ничего не мог с этим поделать - ни самолеты, ни пожарные - потому что это была воля Б-га. И эта мысль меня утешила».