Израильский золотой медалист - не еврей

Артем Долгопят, второй израильский золотой медалист в истории, не еврей, говорит его мать. «Но семья его отца полностью еврейская»

Марк Штоде,

Артем Долгопят
Артем Долгопят
עמית שיסל - הוועד האולימפי בישראל

В воскресенье олимпийский гимнаст Артем Долгопят завоевал Израилю вторую в истории золотую медаль, выиграв вольные упражнения в соревнованиях по спортивной гимнастике.

Победа принесла ему поздравления от премьер-министра Нафтали Беннета и лидера оппозиции Биньямина Нетаньяху, который от имени Израиля похвалил за победу 24-летнего спортсмена.

Позвонив Долгопяту, Беннет поблагодарил его за то, что он «вошел в историю» израильского спорта, побудив гимнаста ответить: «Я очень доволен победой. Я исполнил свою мечту и с честью представлял Государство Израиль. Я хочу поблагодарить всех, кто сопровождал меня в тот момент. Это согревает мне сердце».

Но в то время как победа Долгопята принесла ему всеобщую похвалу и сделала его объектом гордости Израиля, его мать отметила, что по еврейскому закону ее сын не еврей, и воспользовалась моментом для критики израильского регистратора браков, который запрещает евреям регистрировать браки с неевреями, если свадьба проводится в Израиле.

«Я не еврейка», - сказала Анжела Долгопят, иммигрировавшая в Израиль в 2009 году вместе со своим мужем-евреем и их сыном, которому в то время было 12 лет. «Но по отцовской луни - все евреи».

Анджела посетовала на то, что ее сын не может жениться на своей девушке, отметив, что такие браки могут быть заключены только за пределами Израиля - что практически невозможно, учитывая его плотный график тренировок и ограничения на международные поездки из-зв коронавируса.

«Государство не позволяет ему жениться. У него есть девушка, они живут вместе уже три года, но он не может жениться. Ему нужно уехать [из страны], но его не пустят из-за спорта, а еще Беларусь закрыта из-за бардака [COVID]».

Тем не менее мать Долгопята сказала, что переезд в Израиль был правильным решением, объяснив, что семья переехала в Израиль, чтобы помочь своему сыну продолжить карьеру гимнаста.

«Нам нужно было выбрать: либо взять его учиться в Киев, либо приехать в Израиль, поэтому мы выбрали Израиль, и мы сделали правильный выбор».