Хагай Бен-Арци
Нетаньяху храбро сопротивлялся соблазну нянчиться со СМИ

Доктор Бен-Арци приветствует Нетаньяху, но ему стыдно за государственную прокуратуру

Марк Штоде,

Хагай Бен-Арци
Хагай Бен-Арци
Hezki Baruch

Доктор Бен-Арци приветствует Нетаньяху, которому стыдно за государственную прокуратуру

Шурин премьер-министра: «Нетаньяху храбро сопротивлялся соблазну нянчиться со СМИ.

Когда премьер-министр Биньямин Нетаньяху предстал перед судом, общественные деятели и политики постарались охарактеризовать эти моменты как печальный момент для всей страны. Зять премьер-министра, доктор Хагай Бен-Арци, считает, что это действительно неловкие и печальные моменты, но по совершенно другой причине, и, кроме того, он заявляет, что это моменты, которые наполняют сердце радостью и гордость.

«Стыдно видеть обвинение в его стыде и позоре. Они предстают перед самым драматичным судебным процессом, и суд просит одобрения генерального прокурора, и они отвечают, что нет ни документа, ни протокола, но в лучшем случае в коридоре. Это неловко. Это Государственная прокуратура Государства Израиль с бюджетом в миллионы и тысячи юристов? Так они фигурируют в самом драматичном судебном деле в истории страны? Это неловко и унизительно».

«Государственная прокуратура обсуждает вопросы жизни и смерти каждый день. Если так вы готовите суд над премьер-министром, то как вы готовитесь к суду над каждым другим человеком?»

«Я был начальником отдела в Министерстве образования. Для каждого сертификата требуется протокол подписей и одобрение главного бухгалтера. Я был маленьким директором, а вы проводите расследование против премьер-министра, и у вас нет подписанного свидетельства?»

Бен-Арци также ссылается на содержание обвинений, которые он определяет как «бредовые, сфабрикованные и нелепые».

«Основное обвинение состоит в том, что Нетаньяху хотел улучшить свой имидж, что каждый политик делает каждый день и каждый час. Сами они говорят, что впервые преследуют за подобное. Они признают, что экспериментируют с премьер-министром. Все кажется сделанным на заказ и политическим».

«Шокирует то, что если вы уже сфабриковали дело, делайте это должным образом. Предоставьте все разрешения должным образом. Вы превзошли дело против Яакова Неемана, и он написал об этом в своей книге и описал все шаги, поэтому мы сделали Авигдору Кахалани и Рафаэлю Эйтану, но это правительственный переворот, потому что он - премьер-министр, так где же ваш профессионализм? Мне было стыдно за эту процедуру, которая ставит в неловкое положение систему правосудия и правоохранительные органы».

Как уже упоминалось, наряду с чувством стыда и смущения по поводу поведения обвинения, д-р Бен-Арци испытал чувство гордости и радости с другой стороны, и об этом он говорит так: «Я сказал, что есть измерение гордости и радости. Премьер-министр стоял там, и я представлял, как Ариэль Шарон попадает в такую ​​же юридическую путаницу, и, к сожалению, Шарон не выдержал испытания и предал, чтобы выиграть ухаживание средств массовой информации и выбраться из юридической путаницы. Это ужасное предательство. Я вчера смотрел на премьер-министра, который не предал, хотя его жену и детей годами преследовали. Я открыто говорю, Биби, я горжусь тобой, несмотря на то, что я критиковал тебя за последние 25 лет за такие действия, как Трехсторонняя сделка и многое другое».

«Обвинение заявило, что им удалось добиться успеха с Шароном, самым правым премьер-министром в истории страны; мы привели его к резкому и жестокому перемещению 26 населенных пунктов. Есть шанс, что мы снова добьемся успеха и попробуем Биби, но мы видим, как он говорит «нет», Биби выдерживает испытание. Он встает и говорит, что верит в свою невиновность, он смотрит им в глаза и не ломается».

Д-р Бен-Арци повторяет, что в деле Шарона были реальные дела о взяточничестве, которые привели к заключению Омри Шарона в тюрьму, но из-за выселения из Газы, осуществленного Шароном-старшим, «ему все простили, и Менахем Мазуз закрыл все помещения, несмотря на то, что тогдашний государственный прокурор Эдна Арбель заявила, что это были дела о взяточничестве. Хотя я не читаю газету «Гаарец», я получил известие о том, что было много статей, в которых предлагалось помилование, если он сделал это. «Мы будем определять это как чрезвычайная ситуация и простим его». Позиция Нетаньяху - это образец для будущих премьер-министров, которые должны стоять и не ломаться. Нетаньяху остановил ужасный процесс правовой системы, которая диктует, что будет делать премьер-министр, а не только Осло. Я приветствую его».