Йорам Яир: жизнь для солдат

«В Армии обороны Израиля главное – не оружие, не танки, не самолеты. Главное – люди»

Алексей С. Железнов,

Солдаты ЦАХАЛ. Иллюстрация
Солдаты ЦАХАЛ. Иллюстрация
Moshe Shai/Flash 90

Генерал-майор запаса Йорам Яир родился в киббуце Эйн а-Нацив в далеком 1944 году. Он и не предполагал, что вся его жизнь будет связана с ЦАХАЛом. Большую часть военной службы он провел в десантной бригаде, пройдя путь от командира взвода до командира дивизии. В Шестидневную войну он командовал ротой, в войну Судного дня – уже батальоном, а в Первую ливанскую его бригада брала Бейрут. И сегодня, несмотря на свой возраст, он продолжает работать на благо солдат Армии обороны Израиля

- Скажите, Йорам, что для вас армия?

- Что для меня армия… Я родился за 4 года до создания государства. Моё, возможно, самое важное детское воспоминание: как я, примерно 4-летний, иду со своим отцом в дозор – мы жили тогда возле цитрусовых плантаций Ришон ле-Циона – он берет ружье, и мы идем на его пост, а потом я остаюсь один с мамой в нашем маленьком домике в полторы комнаты и знаю, что папа нас охраняет. Это мои воспоминания, моя первая связь с защитой страны.

- Отец был в «Хагане»?

- В «Хагане», а потом участвовал в Войне за независимость. Ребенком я рос на рассказах и книгах о Войне за независимость, о подполье. И у меня все время было ощущение, что я родился слишком поздно и пропустил все самое захватывающее – подпольная борьба с британцами, ПАЛЬМАХ, люди уходят из дома, живут коммунами, в кибуцах, в полях. Это казалось очень романтичным. И когда я призвался в армию в августе 1963-го, я не собирался оставаться служить. Наоборот. Я думаю, что большинство моих друзей-генералов, моё поколение, вообще не планировали оставаться в армии. Я призвался в НАХАЛЬ – мы создавали поселение Грофит возле Йотвата, рядом с Эйлатом. Но жизнь такова, что ты не можешь все предугадать. И самый большой мой шок, что вместо создания Грофита мне говорят: ты должен пойти учиться на курс МАКИ – это курс сержантов. Я говорю: «С какой стати? Я – командир? Это не для меня». Но это не помогло, и я пошел учиться. Потом еще на курсы командиров отделений, офицерские… Вот так. Когда я хотел демобилизоваться, мне предложили остаться еще на год. Стать командиром роты. Мне был тогда 21 год.

Позже я перевелся в десантные войска. А потом начались действия против ФАТХа, Шестидневная война. Я молодой командир роты, который командует отрядом десантников… В общем, я вдруг стал отождествлять себя с армией. А после окончания войны ни в коем случае нельзя демобилизоваться, ведь мы потеряли так много наших товарищей… Вот и все. И в какой-то момент ты уже сам объясняешь молодым офицерам, что они должны остаться в армии, потому что в них нуждаются, это самое важное дело. И вдруг ты обнаруживаешь, что прослужил уже 25-30 лет и армия – это ты.

Я демобилизовался после 35 лет службы, после 10 лет в звании генерала. Если попытаться коротко ответить на твой вопрос: армия для меня – это то, в чем я видел свой долг. Хотя никогда не хотел и не мечтал об этом. Если, когда я уже был капитаном, кто-нибудь сказал бы мне: «Ты станешь полковником», я бы рассмеялся ему в лицо. «Я? Ты с ума сошел? Я отслужу и уйду».

- Что самое главное для ЦАХАЛа – командиры, оружие или солдаты?

- В Армии обороны Израиля человеческая составляющая всегда была самой важной. Она не делится на солдат и офицеров. И, конечно, это не оружие. Не танки, не самолеты. Главное – люди. От солдата то главы генштаба. Во время моей службы это привлекало меня больше всего: возможность вести людей, влиять на них. Возможность растить новых командиров. Когда мне предложили остаться на сверхсрочную службу, я начал изучать психологию, чтобы лучше понимать происходящие процессы. Нашим девизом ещё 50-60 лет назад было: «Человек в танке побеждает». Не танк! Не «железо». А человек в нем.

- Вы были на высоких руководящих постах в армии – неужели наша армия мало заботится о солдатах и им нужна дополнительная помощь от граждан? Пожертвования?

- Это традиционный вопрос. ЦАХАЛ – сильная армия с огромным бюджетом. У наших солдат есть лучшая амуниция, самое передовое оружие, есть всё. Но некоторые вещи нельзя купить за деньги, а они очень важны для солдат. Как и для любого человека. Ты же не можешь купить за деньги любовь? Те чувства, человеческое тепло, заботу, любовь к нашим солдатам, которую выражает народ, армия не может купить за все богатства мира, и не важно, какой у нее будет бюджет. Это не пожертвования, это живительная влага для солдат. Наша задача – не заботиться о том, чтобы у солдата было все необходимое ему обмундирование. Если мы не принесем ему какие-нибудь сладости, деликатесы, что-нибудь вкусненькое, он не будет голодать. Главное, действительно необходимое – чтобы солдат чувствовал, что он не один на передовой, а в тылу все о нем забыли. Важно, чтобы он чувствовал заботу, связь, поддержку. Вот самое важное.

Выражение солидарности, эмпатия, душевное тепло знакомы мне еще с тех времен, когда я сам был солдатом, еще с Войны на истощение, когда мы сидели в сотнях километров отсюда, на Суэцком канале, в Синае. Тогда не было смартфонов, телефонов. И вдруг приезжали «тети», как мы их называли, женщины с пирогами. Ничего сложного, но это грело нам сердце.

Сегодня все это намного современнее, намного интенсивнее, проще для всех. Но все равно, например, сегодня, во время пандемии есть солдаты, которые по 40-50 дней не приезжают домой, остаются в полевых условиях, питаются едой из алюминиевых контейнеров, и вдруг ты приезжаешь к ним с шуармой, гамбургерами, стейками… Дело не в более калорийной пище, мы привозим им еду не потому, что они голодны. Это радостное ощущение: о, о нас помнят, о нас заботятся, балуют… Вот, что важно!

- Приходилось ли вам во время службы сталкиваться с проблемами солдат-одиночек?

- Конечно. В моем батальоне служило много солдат-одиночек. Нелегко оставить свой дом. Сегодня у тебя есть телефон, ZOOM, WhatsApp, ты можешь все время видеть маму, а тогда ничего такого не было. Письма приходили раз в один-два месяца. Так что я хорошо знаком с их проблемами.

Очень хорошо и важно, что тысячи солдат приезжают сегодня по своему желанию, чтобы стать частью израильской действительности, армейской службы. Солдаты-одиночки – это молодые люди из стран бывшего СССР, США, из всех стран мира, которые хотят внести свой вклад. Они говорят: мы хотим почувствовать себя частью чего-то важного и большого… И это намного сложнее, чем пойти в армию молодому израильтянину – у него здесь есть тыл, семья, друзья, всё. Он постоянно бывает дома, когда ему чего-то не хватает, он это получает. А у того солдата, мама которого осталась в России, Украине, все по-другому. Поэтому мы взяли на себя заботу об одиноких солдатах. Армия дает им деньги на аренду жилья. Но поди сними квартиру один! Другое дело, если кто-то обеспечивает тебя жильем с мебелью, электроприборами, всем необходимым. Приносит тебе еду, дает талоны в магазины… всё это – наша забота.

В последние 2 года мы решили, что и эту сферу мы усовершенствуем, что у одинокого солдата из боевых частей, который приходит домой раз в 2-3 недели, будет как минимум своя комната, чтобы ему не приходилось делить её с 3-4 или даже одним солдатом, чтобы он чувствовал, что у него действительно есть свой дом, своя личная территория, частная жизнь, надежный тыл. Это сильно влияет на солдат.

Я не говорю о других проблемах. Что бы не потребовалось солдату: нужен маленький холодильник или другая бытовая техника, разбился телефон, промокла обувь, – мы заботимся обо всем.

Но самое важное – дать солдату ощущение, что у него есть дом, тыл, что кто-то вместо мамы заботится, чтобы ему всего хватало. Но мы беспокоимся и о родителях! Мы отправляем одиноких солдат навестить их, иногда привозим мам и пап в гости сюда, в Израиль. Но обычно солдату один раз за срок службы, через год-полтора положен отпуск, и неважно, где он жил, в какой стране, насколько далеко, мы отправляем его на побывку домой.

- После службы вы занимали различные посты, и сейчас у вас есть бизнес. Почему же вы на добровольных началах, бесплатно работаете в организации «Яхад»?

- Когда я демобилизовался, я сказал себе, что не пойду в политику, хотя все меня уговаривали. Я решил, что не играю в эти игры. Я внесу свой вклад не «сверху», а «снизу». Буду заниматься общественной, образовательной работой, это самое захватывающее в Израиле. У нас нет больше внешней угрозы существованию страны. Единственная настоящая угроза – это само израильское общество. Состояние израильского общества, раскол в нем… Этим я и занимаюсь. Я забочусь о подростках из группы риска, я председатель нескольких некоммерческих организаций. Я работаю с десятками тысяч подростков и молодых людей по всей стране, чтобы у них были те же возможности, что и у их сверстников, выросших в Рамат а-Шароне и Раанане. Чтобы они могли достичь самых больших высот, которые способно предложить им израильское общество.

Это то, чем я занимаюсь последние двадцать лет, с самой демобилизации. Есть сотни, тысячи семей и молодых людей, которым я помог.

Разумеется, израильские солдаты очень дороги моему сердцу, сегодня мои внуки служат в армии, да и я сам хорошо знаком с армейской службой.

6 лет назад министр обороны обратился ко мне и предложил провести реорганизацию в структуре поддержки солдат. Я ответил: «Я объединю организации поддержки и создам из них одну, которая станет единственным путем поступления пожертвований в армию, чтобы всё было организованно, надежно и открыто». И я это сделал.

Я создал «ЯХАД – вместе в поддержку солдат», и мы изменили систему таким образом, что 100% каждого пожертвования идет солдатам. Собранные средства не тратятся ни на зарплаты, ни на машины, ни на поездки сотрудников – ни на что. Весь бюджет на нашу деятельность мы получаем от министерства обороны. Так что, когда ты жертвуешь тысячу, миллион, 30 шекелей – вся сумма используется напрямую для солдат, ты получаешь отчет до последнего гроша. Второй такой организации больше нет – все другие живут с пожертвований. У нас все «прозрачно» и все идет на солдат.

И ещё одно изменение, которое я внёс: то, что солдаты – в центре нашей деятельности. Многие организации со временем начинают заниматься сами собой вместо выполнения своей задачи. Это известное во всём мире явление: первоначально есть благая цель, однако постепенно приоритеты меняются, Я считаю, что наш экзамен – количество солдат, которым мы помогаем. В последний месяц их число достигло более двадцати тысяч. От Эйлата и Газы до Голанских высот и границы с Ливаном нет солдат, которых бы не коснулась наша деятельность. Люди, которые здесь работают, весь коллектив, очень ответственные, очень преданные. Сегодня это совсем другая организация.

- Что именно делает ваша организация для солдат?

- Все. Мы затрагиваем все сферы.

- Есть мнение что помощь солдатам важна не только для тех, кто ее получает, но и для самих помогающих – что вы об этом думаете?

- Каждый, кто отдает – получает. Когда мой сын был на курсе молодого бойца в элитном подразделении десантных войск, он прислал мне письмо: «Я чувствую, что всё, я не выдерживаю». Я написал ему в ответ: «Мне нечего тебе сказать. Я не могу помочь тебе отсюда. Ты прав – это тяжелое испытание, не просто так этот отряд считается элитным. Но у меня есть к тебе предложение: каждый раз, когда ты чувствуешь, что у тебя закончились силы и ты больше не можешь, посмотри направо и налево – нет ли радом с тобой кого-то, кому ты можешь помочь. В тот момент, когда ты ему поможешь, ты вдруг увидишь, что стал сильнее». Это ключ.

Когда год назад уже у его сына была бар-мицва, он прочитал ему эти слова 25-летней давности и сказал: «Это письмо, которое написал мне твой дедушка, и это самый мудрый совет, который я получил в жизни». Это работает не только в армии, но и везде

Как говорила одному моему знакомому его бабушка: «Пусть твоя рука всегда будет раскрытой, потому что иногда Б-г хочет положить что-то нам в руку, но она сжата, и он не может. А если ладонь раскрыта, в ней может оказаться что-то хорошее».

Самое важно для меня – и так я определил высшую цель нашей организации: укрепление связи, интеграции израильского общества, всех его частей, единение с солдатами АОИ. ЦАХАЛ и его солдаты – это источник гордости, во всем мире говорят об этом, и это действительно выдающееся качество.

Внести свою лепту в помощь нашим воинам может каждый, перейдя по этой ссылке.

Более подробную информацию вы найдете на нашем сайте, на странице в социальной сети Facebook, а также – связавшись с нами по телефону 072-2702082.

Алексей С. Железнов

Стилистика, орфография и пунктуация автора сохранены.