Рони Гамзо:
Нарушение ограничений уже стоит нам крови

«Протектор короны» говорит, что, несмотря на нападки, он остаётся приверженным «профессиональной правде»

Йоссеф Йак,

Рони Гамзо
Рони Гамзо
Hadas Parush/Flash90

«Протектор короны» профессор Рони Гамзо прокомментировал введение режима закрытия, вступившее в силу в канун праздника Рош ха-Шана, отметив, что не думает, будто ужесточение ограничений, которое, как ожидается, будет обсуждаться сегодня правительством, снизит уровень заболеваемости.

В интервью корреспонденту новостей 11 канала, он, в частности, подчеркнул, что необходимо принять решительные меры для сокращения числа случаев инфицирования коронавирусом, и что число людей, собирающихся в зонах отдыха и коммерческих помещениях, должно быть значительно ограничено.

В то же время «протектор короны» объяснил, что есть намерение позволить экономике продолжать нормально работать.

«Мы не должны сокрушать всю систему», - сказал он, добавив, что «в ближайшие недели или две у нас, вероятно, будет 5 000 проверенных случаев каждый день».

Комментируя демонстрацию, состоявшуюся в субботу на пляже Фришман в Тель-Авиве, в которой приняли участие сотни человек, а также на другие нарушения условий ограничений, Гамзо сказал: «Я не хочу больше это видеть. И не только я, и все мы. Это уже стоит нам крови».

Профессор Гамзо также сказал, что приветствует решению приостановить некоторые демонстрации, но предпочел бы, чтобы они вовсе прекратились: «Сейчас – не время для этого, у нас еще впереди будет время [для проведения демонстраций]».

Он добавил, что не боится принимать правильное профессиональное решение, даже когда за него приходится бороться: «На меня довольно часто нападают… но, в конце концов, я остаюсь приверженным профессиональной правде. Это – непросто, но это война всех нас, а не война [одного лишь] Рони Гамзо».

Наконец, «протектор короны» подчеркнул, что его поддерживает премьер-министр Биньямин Нетаньяху, хотя и не скрывает факта существования политического давления: «Все это видят. Моя работа – расставлять «красные линии» и говорить, в каком вопросе я не хочу уступать».