Брайан Хук: «Военный вариант – всегда на столе»

Спецпредставитель США: «Израиль должен знать, что президент Трамп никогда не позволит Ирану иметь ядерное оружие»

Йоссеф Йак,

Брайан Хук
Брайан Хук
Matty Stern/U.S. Embassy Jerusalem

Специальный представитель США по «иранскому вопросу» и старший советник госсекретаря США Брайан Хук провел совместный брифинг с премьер-министром Биньямином Нетаньяху, после чего побеседовал с корреспондентом 13 канала ИТВ Бараком Равидом.

В частности, он сказал, что в отношении иранского ядерного оружия «военный вариант [решения этой проблемы] всё ещё находится на рассмотрении. Мы знаем, что после заключения «ядерной сделки» Иран усилил испытания баллистических ракет, и это нас очень беспокоит».

«Одна хорошая вещь, которую я скажу о внешней политике Ирана, заключается в том, что она помогла объединить арабов и израильтян... Когда вы видите, что арабы и израильтяне согласны с чем-то, я думаю, что люди должны внимательно слушать», - посоветовал Хук, деликатно обойдя стороной вопросы о заявлениях Израиля о применении суверенитета над районами Ие”Ша, повторив, что любые шаги в этом будут зависеть только от решения правительства нашей страны.

По его словам, в последние дни главной задачей было предотвращение снятия эмбарго на поставки оружия в Иран, срок действия которого, как было ранее отмечено, истекает в октябре этого года.

«Когда вы играете по правилам Ирана, Иран побеждает», - сказал Хук, добавив: - «Таким образом, мы выдвигаем аргументы в пользу национальной безопасности для продления эмбарго на поставки оружия, действующего в течение тринадцати лет. На практике понадобятся пять постоянных членов Совета Безопасности [ООН], которые либо проголосуют за – либо воздержатся».

Отвечая на вопрос о России и Китае, Хук сказал: «Я надеюсь, потому что Россия и Китай хотели бы видеть Ближний Восток мирным и стабильным».

Если эти усилия не увенчаются успехом, администрация Трампа планирует возобновить действие оговорки, имеющейся в «ядерном соглашении», что автоматически восстановит санкции Совета Безопасности ООН в отношении Ирана: «Есть семь стран, перечисленных в резолюции № 2231 Совбеза ООН, которые имеют право инициировать возврат [санкций], и это право существует независимо от того, участвует ли страна в [«ядерной»] сделке – или нет».

Наконец, отвечая на замечание корреспондента о том, что после выхода США из «ядерной сделки» Иран сократил время, необходимое для производства ядерного оружия, спецпредставитель Соединенных Штатов сказал: «Мы не думаем, что допустили ошибку: выход из [«ядерной»] сделки был правильным решением. Вопрос, который мы задаем от имени американского народа, звучит так: «Как лучше всего предотвратить получение Ираном ядерного оружия?». И ответ на него – не «ядерная сделка». Мы ясно дали понять, что Иран никогда не получит ядерное оружие, и военный вариант [решения этой проблемы] всегда на столе. Я думаю, что израильский народ и американский народ и международное сообщество должно знать, что президент Трамп никогда не позволит Ирану иметь ядерное оружие».