Гипнотизер израильской разведки

«Восемьдесят процентов данных, которые вы получаете от допрашиваемого под гипнозом верны», - говорит полковник Шимон Саймон Лави

Ян Голд,

Комната для допроса. Иллюстрация
Комната для допроса. Иллюстрация
iStock

4-5 марта 1975 года террористы, входящие в Организацию освобождения Палестины (ООП), высадившись с моря, захватили отель «Савой» в Тель-Авиве.

Шесть израильтян тогда были убиты. В ходе штурма отеля удалось ликвидировать семерых террористов, а восьмого взять в плен.

В результате того нападения израильские силы безопасности чувствовали себя беспомощными, поскольку не имели каких-либо точных сведений о террористической ячейке, проникшей в Израиль. Было невозможно узнать, есть ли помимо ликвидированного и схваченного террориста их сообщники.

Чтобы решить эту проблему в дело вступил полковник Шимон Саймон Лави, чья работа состояла в том, чтобы получить у пленного данные, введя его в гипноз.

Ныне Лави рассказал: «Наши силы безопасности не знали, сколько террористов проникло с моря и на скольких лодках они высадились. Понадобился гипноз. Пленный не знал, что его загипнотизируют. Слово «гипноз» ему вообще не упоминалось».

«Я создал для него воображаемую реальность, я погрузил его в гипнотический транс на два дня», - поведал Шимон Саймон Лави.

«Восемьдесят процентов данных, которые вы получаете от допрашиваемого под гипнозом верны», - добавил Лави, - «В мое время это использовалось довольно широко».

«Был допрошенный под гипнозом, который дал настолько точное описание, что мы были поражены его способностью предоставить эти детали. Я помню его ответы. Он ходил из комнаты в комнату и там было три ступеньки. Мы даже не знали, были ли ступени - и на самом деле были ступеньки. Я могу вам сказать, что сегодня ШАБАК не любит применять гипноз, но это удивительный инструмент. Он зарекомендовал себя в нескольких операциях, в том числе при расследовании теракта в отеле «Савой», - рассказал Лави

«Я делаю все ради безопасности Израиля, в том числе нарушаю Закон о гипнозе. То есть я продолжаю делать некоторые вещи с помощью гипноза. У меня нет этических соображений, когда речь идет об этом», - подытожил он.