«Офис по борьбе с расизмом»:
Статья 7-го об «арабе» - это стереотип

Правительственный офис правительства призывает 7 канал изменить статью, в которой упоминается «арабский» поджигатель. Последовал протест

Марк Штоде,

Министерство юстиции
Министерство юстиции
צילום: Miriam Alster/Flash90

«Национальное бюро координатора по борьбе с расизмом» Министерства юстиции, чья заявленная цель - «предотвращение и искоренение институционального расизма в государственных организациях и государственных учреждениях - на основе цвета кожи, происхождения, национальности и / или религии - по отношению ко всем группам населения в Израиле [...] в целях содействия равенству и социальной устойчивости в государстве Израиль» обвинил 7 канал в «стереотипах», указывая на сообщение о том, что подозреваемый в поджоге офисов мэрии Иерусалима был арабом (статья был озаглавлена: «Араб получил сообщение и поджег здание в муниципалитете Иерусалима»).

В письме, направленном 7 каналу, офис указал: «Мы считаем, что подобное сообщение может создать устаревшие и стереотипные мнения о тех, кто принадлежит арабскому населению».

«Мы просим вас удалить сообщение и, соответственно, активизировать усилия по предотвращению появления сообщений, которые могут создать устаревшие и стереотипные мнения, в соответствии с руководящими принципами, которые мы распространяли среди правительственных учреждений».

В ответ Генеральный директор главный редактор 7 канала и Узи Барух сказал: «7 канал осуждает любые расистские и дискриминационные высказывания, [но] выступает против попыток скрыть национальную и социальную идентичность. Указание национальной и социальной принадлежности человека не является Недопустимым. Попытка навязать «политкорректные» стандарты публичному дискурсу неуместна и может привести к ущемлению прав людей на свободу слова».

Однако после всеобщего возмущения, когда письмо было опубликовано в социальных сетях, подразделение разъяснило 7 каналу, что его просьба не имеет обязательной силы.

Адвокат, представляющий подразделение, написал: «Письмо не было предназначено для инструктажа или обязательства, и этот запрос не представляет собой какую-либо форму правительственной власти и никоим образом не ограничивает свободу слова и печати, которые являются основополагающими для демократии».