Раввин Рафи Перец:
Бен-Гвир – не совсем каханист, он – законный партнер

Лидер «Бейт ха-Иегуди» – корреспонденту «Едиот Ахронот»: мои замечания по поводу репаративной терапии были неправильно поняты

Йоссеф Йак,

Раввин Рафи Перец
Раввин Рафи Перец
צילום: נעם רבקין פנטון, פלאש 90

В интервью корреспонденту газеты «Едиот Ахронот», раввин Рафи Перец, лидер партии «Бейт ха-Иегуди», выразил своё отношение к ряду политических, общественных и образовательных вопросов.

Начал он с того, что около трех недель назад подписал вызвавшее столько нареканий и прямых протестов объединение «Бейт ха-Иегуди» и «Оцма Иегудит», которую возглавляет известный в нашей стране адвокат Итамар Бен-Гвир.

«Итамар Бен-Гвир прошел долгий путь со времен эры Кахане, и он больше не каханист в простом смысле этого слова. После того, как государство Израиль обучило его и позволило стать адвокатом, а потом – и депутатом Кнессета, он стал легитимным партнером», - указал раввин Перец.

Об отношениях с председателем «Ихуд Леуми», министром Бецалелем Смотричем, он сказал, что тот «хотел праймериз, но не хотел идти по моему пути. Я тоже за праймериз, но это занимает месяцы, а сейчас совершенно нет времени. Мы находимся в чрезвычайной ситуации».

«Я действительно ценю Айелет Шакед, и думаю, что она вносит особый вклад в израильскую политику. Ее муж – летчик ВВС (в резерве), я знаю, что происходит, когда такой человек уходит в запас. Это – «инвестиция» в дом, и я действительно ценю это. Но если речь идет о религиозной сионистской партии, то возглавить её должен кто-то из религиозной сионистской среды», - продолжил раввин Перец.

Затем председатель «Бейт ха-Иегуди» обратился к интервью, которое дал через две недели после вступления в должность, и которое касалось его позиции в отношении репаративной терапии по отношению к членам ЛГБТ-сообщества.

«Это было самое болезненное событие за весь год моего пребывания в политике. Дело было не во мне, а искаженной интерпретации. Я сказал студенту, который пришел ко мне, чтобы он сел и поделился своими сексуальными проблемами. Он сказал: «Я хочу быть евреем и следовать Торе, но у меня другие наклонности». Он плакал, а я плакал вместе с ним, слушала его боль и обнимал его. Я понял, что есть сложные вещи, которые касаются законов души и требуют много внимания и информированности. Вы не можете говорить о них в двух словах по телевизору».

Отвечая на вопрос о том, как бы вы реагировали, узнай, что у ваших детей другая сексуальная ориентация? – министр образования сказал: «Слава Б-гу, мои дети растут в естественной и здоровой среде. Они строят свои дома на еврейских ценностях».

Наконец, отвечая на вопрос о том, что такое в ваших глазах «нормативная семья»? – раввин Рафи Перец сказал, что «в религиозной общине, которая живет по законам Торы, нормальная семья – это мужчина и женщина, согласно традициям еврейского народа. И нам нужно это твердо усвоить, чтобы сохранить эти ценности с нами. Нам не должно быть стыдно, что мы живем таким естественным образом».