Шай Ницан: снос каждого дома стоил мне крови

Государственный прокурор: «Нет иного выбора, потому что система безопасности говорит, что это спасает человеческие жизни»

Йоссеф Йак,

Шай Ницан
Шай Ницан
Photo by Flash90

Вчера вечером, 5 ноября, уходящий в отставку государственный прокурор Шай Ницан выступил на конференции в Хайфе, заявив, среди прочего, что каждый снос дома, в котором жили террористы, был лично санкционирован им и юридическим советником правительства, д-ром Авихаем Мандельблитом.

«Моя миссия состояла в том, чтобы, если это было в моих силах, отменить все правила защиты, установленные [еще] британцами. В частности, правило 119 о сносе домов террористов», - сказал он, добавив, что «каждый снос такого дома, я и юридический советник правительства одобряли лично. Это стоило мне крови, но мы убеждены: нет иного выбора, потому что система безопасности говорит, что это спасает человеческие жизни».

По его словам, «сила юриста должна быть направлена на борьбу за права человека. Мы изменили политику, и сегодня мы предъявляем больше обвинительных заключений в отношении расизма и подстрекательства. Мне, как человеку, выросшему в семье, посвятившей себя борьбе за права человека, было трудно принять, что судья Аарон Барак поддержал Кахане в 1984 году», - добавил Ницан, указав, что гордится решением о дисквалификации д-ра Михаэля Бен Ари от участия в выборах в Кнессет.

На фоне же обвинительных заключений по «делу о подводных лодках», государственный прокурор сказал: «Одной из ценностей, за которые нужно бороться, является чистота добродетели и чистые руки. Страна, которая ничего не делает для укрепления этих ценностей, не может нормально существовать. Я решил привлечь к уголовной ответственности за взяточничество и другие коррупционные нарушения бывших высокопоставленных чиновников «святыни государства» – нашей системы безопасности: бывшего командира ВМФ, главу бюро премьер-министра и бывшего же министра. Я не уклоняюсь от борьбы с коррупцией, и мы стоим на своём. Однако я напоминаю, что все подозреваемые имеют презумпцию невиновности, нельзя спешить называть их преступниками».