Амир Охана:
Обвинение уничтожило карьеры многих общественных деятелей

По словам министра юстиции, «в прокуратуре есть прокуратура», которая находится в связи со следственным отделом и СМИ

Йоссеф Йак,

Амир Охана
Амир Охана
צילום: חזקי ברוך

Этим вечером, 29 октября, министр юстиции Амир Охана, выступая на пресс-конференции, подверг резкой критике отдельных сотрудников государственной прокуратуры, занимающуюся «делами» премьер-министра, назвав их «прокуратурой внутри прокуратуры».

По его словам, эта «структура» поддерживает связи с начальством следственного отдела полиции и с представителями СМИ, благодаря чему «адвокатам удалось с помощью небольшой «секты» установить представление о том, что существует война света и тьмы, где обвинение защищает общественность от избранных ею же должностных лиц».

«Целый хор судебных журналистов и заинтересованных комментаторов представляет инакомыслие как ересь, выступающую против верховенства закона. Судебное преследование уже неоднократно приводило к крушению карьер, тенденциозным утечкам информации и открытию уголовных дел против тех, кто неудобен системе, – в то время, как общественность убеждена, что это уборка авгиевых конюшен»», - добавила Охана.

«Никто не осмелился раскрыть опасный симбиоз между следователями, прокуратурой и средствами массовой информации. Оправдание всегда приходило слишком поздно. Чтобы удалить министра юстиции, который не любил систему, из архива были удалены файлы, а детали просочились, поэтому политики помнят, что над их головами всегда висит дамоклов меч», - продолжил обличать министр юстиции.

Он также утверждал, что расследования, проводимые в отношении премьер-министра, превратились в то, что «устанавливает повестку дня в соответствии с политической повесткой дня и [сами] становятся политическими деятелями».

Охана также добавил, что предлагал всем сотрудникам министерства юстиции пройти проверку на детекторе лжи по поводу подозрений в утечках информации, но столкнулся с отказом.

«Уважаемый генеральный прокурор. Имели место десятки и, возможно, сотни утечек, и за каждое такое правонарушение назначается трехлетний срок. Как прокуратура может сказать, что вы не можете расследовать?», - спросил он.

«Ни один адвокат не должен пострадать, но пришла критика после того, как соломинка сломала спину верблюда. Спросите, как министр юстиции может сказать такие вещи о системе, которой он доверяет? И я спрашиваю: как министр юстиции может молчать?», - продолжил Охана.

Говоря о расследовании демонстрации против Филбера и конфискации сотовых телефонов советников премьер-министра Биньямина Нетаньяху, он указал на то, что «общественность видит и с трудом верит, что это [делают] правоохранительные органы. Я призываю вас провести независимое расследование, чтобы вернуться общественное доверие. Я прошу об этом от имени многих граждан».

После этого Охана призвал провести расследование в отношении старших прокуроров: «Здесь имеет место преступное и правонарушительное поведение, и его необходимо расследовать».

Отвечая на вопросы журналистов, Охана дал понять, что не призывает к расследованию в отношении журналистов, но только к расследованию утечек, произошедших по вине прокуроров.

Наконец, говоря о ситуации с Наамой Иссахар, находящейся в заключении в России, он отметил, что в её случае предпринимаются многочисленные и беспрецедентные усилия.

«Израильское правительство, премьер-министр и лично я принимаем беспрецедентные меры в отношении израильтян, которые находятся в тюрьмах в других странах, и надеемся, что это принесёт свои плоды. Мы чувствуем себя обязанными вернуть Нааму», - сказал он, при этом подчеркнув, что он не станет мешать выдаче российского хакера в США: «Мы не должны ставить ее освобождение в зависимость от какого-либо другого лица или сделки. По моей оценке, в ближайшее время я приму решение о его выдаче в США».

Полностью с выступлением Амира Оханы можно ознакомиться, перейдя по этой ссылке.