Иегуда Ваксман:
«Ему было 19 лет. Он хотел сохранить Израиль»

В 25-ю годовщину похищения и убийства Нахшона Ваксмана, его отец Иегуда призывает политических лидеров к единству

Йоссеф Йак,

Иегуда Ваксман
Иегуда Ваксман
צילום: Kobi Gideon / Flash90

Через 25 лет после того, как солдат ЦАХАЛ, Нахшон Вахсман (הי"ד), был похищен и убит террористами после неудавшейся спасательной операции, – его отец, Иегуда, обеспокоен чувством разобщения в Израиле, и рассказывает о своем тоске по сыну, которая ни на минуту не оставляет его.

«Время не лечит. Я становлюсь всё слабее и всё более больным. Справиться с этим всё труднее и труднее», - сказал он в интервью корреспонденту газеты «Исраэль Ха-Йом».

В следующем месяце, согласно еврейскому календарю, будет отмечаться день памяти Нахшона: «Ему было 19 лет, самый расцвет юности. Он хотел сохранить государство Израиль, народ Израиля и Тору Израиля, нашу древнюю традицию, и нашел свою смерть от рук террористов ХАМАС. Он принимал все как есть. Он служил в Ливане в течение шести месяцев, воевал с «Хизбаллой» и нес свою службу так хорошо, как только мог».

«В то время как Нахшон был похищен, к Западной Стене пришли много люди, религиозных и светских, и молились за его спасение. Среди них было очень большое единство. Вот чему я хочу научить наших лидеров, которые должны объединиться, чтобы сформировать правительство в [самом] ближайшем будущем, вспоминая, какими былио времена Нахшона», - продолжил он.

Ваксман упоминает о том, что когда его сын «был похищен, патруль спецподразделения генштаба ЦАХАЛ выехал, чтобы спасти его, не спросив, к какой партии он принадлежит. Они были готовы отдать свои жизни, чтобы спасти израильского солдата, независимо ни от чего. Каким-то образом, через 25 лет это явление взаимной преданности солдат друг за друга, ослабло. Мы разобщены, находясь в большой опасности для нашего существования в стране»..

Отец погибшего солдата объяснил необходимость единства в народе Израиля: «Мы постоянно воюем, и у нас нет роскоши жить разобщено. Мы должны объединиться и укрепить лиц, принимающих решения. У нас есть сильные враги, у них есть ракеты, направленные на нас, и Иран хочет нас уничтожить. В такое время, как сейчас, есть ли место для разобщения?».