МИД Украины не подчиняется президенту Зеленскому. Тогда кому?

Украинско-российский скандал с задержанием в Черном море трех военных кораблей и 24 моряков приобрел новую окраску

Марк Штоде,

Владимир Зеленский
Владимир Зеленский
צילום: רויטרס

Украинско-российский скандал с задержанием в Черном море трех военных кораблей и их команд приобрел новую окраску – личностную. Как оказалось сегодня, украинский МИД практически не подчиняется избранному президенту Украины Владимиру Зеленскому и ведет самостоятельную внешнеполитичекую деятельность.

Так, в четверг президент Украины Владимир Зеленский в ходе брифинга заявил, что министр иностранных дел Украины Павел Климкин и украинское внешнеполитическое ведомство принимают решения самостоятельно, не посоветовавшись с ним.

Зеленский, который категорически был против того, чтобы в процессе новых президентских назначений оставить Климкина в качестве главы внешнеполитического ведомства, напомнил парламентариям, что Верховная рада не стала увольнять Климкина с должности главы МИД, несмотря на соответствующие призывы Зеленского и самого министра.

Также Зеленский отметил, что украинский парламент провалил решение по назначению на пост министра иностранных дел его кандидатуры - Вадима Пристайко.

«И тут не вопрос в моих личных амбициях. Я объясню, к чему это привело: к тому, что я, президент Украины, узнаю информацию о наших международных шагах из интернета», - сказал он.

Зеленский сообщил, что Киев получил ноту от России по вопросу возвращения украинских моряков. При этом МИД Украины отправил России ответную ноту.

«Я, президент Украины, напоминаю всем, особенно господину Климкину, что в глаза не видел наш ответ на ноту России. Потому что господин Климкин не считает необходимым обсуждать такие вопросы с президентом Украины», - заявил Зеленский, указав также, что внешнеполитическая повестка Украины является компетенцией главы государства.

«Хочу напомнить, что я несу личную ответственность за внешнюю политику Украины по Конституции. И я хочу, чтобы МИД теперь публично объяснил свои действия», — сказал Зеленский.

В результате МИД публично объяснил свои действия. Климкин по сути проявил неповиновение президенту страны.

«Украинская нота фиксирует только международно-правовую позицию Украины, которая не содержит никаких политических моментов и принципиально новых вопросов. Дополнительного согласования в этом контексте, поскольку МИД уполномочен вести и это дело, и в отношении международного трибунала, и относительно других судов, нам не нужно. И это наша позиция», - сказал Климкин.

«Я вижу, что у меня есть и тактические, и стратегические разногласия по вопросам противодействия российской агрессии... Поэтому в этих условиях я не считаю возможным больше помогать», - добавил министр.

Президент Украины Владимир Зеленский не нашел ничего лучше, чем напрямую обратиться к главе России Владимиру Путину.

В ходе брифинга 27 июня он призвал лидера Кремля освободить украинских моряков.

«У нас у всех есть дети! Верните детей родителям!», - сказал он.

26 июня Москва направила Киеву и Международному трибуналу по морскому праву ноту с указанием возможностей, которые Украина в рамках российского законодательства может использовать для освобождения задержанных в Керченском проливе моряков.

«В направленных нотах, в частности, обращено внимание на... имеющиеся в рамках уголовно-процессуального законодательства РФ возможности в отношении моряков и кораблей, которые могут быть на данном этапе задействованы украинской стороной в целях их освобождения», — отметили в министерстве.

В МИДе добавили, что Украина спекулирует на судьбе моряков.

«К сожалению, реакция украинской стороны на российскую ноту еще раз подтверждает, что ее интересует не столько судьба моряков, сколько сохранение возможности на ней спекулировать», — отмечается в заявлении.

В российском внешнеполитическом ведомстве предположили, что «в этом и состояла главная цель организованной в ноябре 2018 года предыдущим украинским руководством провокации».

В настоящее время в России находятся под следствием 24 украинских военнослужащих (22 моряка и двое сотрудников Службы безопасности Украины), которые были задержаны вместе с тремя кораблями в результате инцидента в Керченском проливе в ноябре 2018 года. Киев считает их военнопленными и требует вернуть на Украину, аналогичный вердикт в мае текущего года вынес Международный трибунал ООН по морскому праву.

Москва считает, что данный вопрос не входит в юрисдикцию этой инстанции, и настаивает на том, что судьбу моряков должны решить следствие и суд в России, поскольку корабли BMC Украины «Бердянск» и «Никополь», а также буксир «Яны Капу» вторглись российские территориальные воды в Черном море. Они не реагировали на требования погранслужбы ФСБ остановиться, в итоге российским военным пришлось применить силу. В результате провокации корабли и моряки были задержаны, против них было возбуждено уголовное дело. В апреле срок предварительного расследования в их отношении продлили на четыре месяца — до 25 августа.

Президент России Владимир Путин, комментируя этот инцидент, заявил, что это заранее подготовленная провокация в интересах тогдашнего главы Украины Петра Порошенко, в то время готовившегося к президентским выборам, которые он в итоге проиграл.