IsraelNationalNews.com


Итоги работы министра юстиции:
Еще не революция, но лед тронулся

Министр юстиции Аелет Шакед завершает свою каденцию. Проведенные ею изменения в системе очевидны

Эйнат Корман,

Айелет Шакед
Айелет Шакед
Flash 90

Каденция министра юстиции Аелет Шакед завершилась. Как это часто бывает, мнения экспертов по поводу ее работы разделились. Некоторые считают, что реальные результаты далеки от заявки Шакед на революцию в юридической системе Израиля. Однако, внимательный анализ того, что произошло в юридической системе за последние четыре года, покажет, что даже если обещанная революция еще не свершилась, то направление изменений верное.

Очевидно, что министр приходит в уже сложившуюся, работающую систему, с уже существующей системой взаимоотношений и своей традицией. Под давлением различных факторов, министр юстиции Аелет Шакед вынуждена вести жестокую борьбу с судьями БАГАЦа, прокуратурой, юридическим советником правительства, и т.д. И, несмотря на то, что согласие в юридической системе Израиля будет достигнуто не скоро, Шакед шаг за шагом выкорчевывает судейский активизм.

Один из важнейших шагов, сделанных в сторону оздоровления израильской юридической системы – назначение более трехсот новых судей, среди которых многие обладают консервативными взглядами и выступают против судейского активизма. Такое масштабное обновление судейского состава в Израиле является беспрецедентным. В этих условиях даже рядовые судьи в конечном счете могут в дальнейшем изменить всю систему.

Одна из важнейших инициатив Шакед – это введение поправки к Закону о судах по административным вопросам. В соответствии с постановлением Кнессета, ряд полномочий Верховного суда передан Иерусалимскому суду по административным вопросам. Этот суд займется рассмотрением дел на территории Иудеи и Самарии: вопросами свободы информации, планирования и строительства, контроля и правил въезда и выезда, что значительно изменит существующее положение вещей.

В рамках борьбы за сохранение своих позиций, обороняющаяся сторона похоже готова задействовать все средства. Успешная деятельность Шакед по борьбе с судейским активизмом настолько обострила отношения Кнессета с Верховным судом, что последний принял крайне странное решение: взять в работу иски против Основного закона о еврейском характере государства Израиль. Это выглядит как судорожная попытка БАГАЦа вернуть статус-кво, продолжая удерживать юридическую инициативу в своих руках. При существующей тенденции ветви власти постепенно приходят в равновесие, и полномочия БАГАЦа так или иначе суживаются до их естественного размера. Рассматривая же возможность изменить основной закон, принятый абсолютным большинством народных избранников, Верховный суд рискует загнать себя в бутылку, из которой ему уже не выбраться.

Большие изменения произошли за последнее время и в израильской прокуратуре. Отдел по контролю за работой прокуратуры, созданный еще семь лет назад благодаря инициативе Юридического форума в защиту Израиля, по сути начал эффективно действовать лишь в каденцию Шакед. Министр юстиции поняла, что эта инстанция не сможет действовать без законодательной основы. И такой закон, регламентирующий действия Отдела по контролю за работой прокуратуры («Хок ха-нацивут») был принят летом 2016-го года. Принятие этого закона сопровождалось активными протестами Комитета израильских прокуроров, вплоть до организации забастовки, а также беспорядков на заседаниях Законодательной комиссии Кнессета. И все-таки он был принят. Благодаря этому закону судья в отставке Давид Розен, возглавляющий Отдел по контролю за работой прокуратуры, смог вести эффективную постоянную работу, критикуя деятельность прокуроров и опубликовать свой бескомпромиссный отчет, выявляющий серьезнейшие нарушения в работе израильской прокуратуры.

Много усилий потребовал от министерства юстиции Закон об упорядочивании земельной собственности («Хок ха-хасдара»), призванный защитить жителей Иудеи и Самарии даже в случае подачи земельных исков со стороны палестинцев. По этому закону, спорные участки земли за «Зеленой чертой», занятые постоянными строениями в течение определенного времени, могут быть оставлены фактическим владельцам при условии выплаты истцам компенсации. Однако адвокат Арэль Арнон, привлеченный лично Шакед, помог в конце концов провести этот закон в Кнессете.

Удачным решением министра Шакед было оставить на посту генерального директора минюста Эми Пальмор, в прошлом председателя Отдела помилований, сделавшую за последние четыре года очень многое для обновления юридической системы, как то: расширение прав обвиняемых, предотвращение необоснованных обвинений, успешная борьба с проявлениями расизма по отношению к членам эфиопской общины и даже такие «мелочи» как облегчение процедуры регистрации частной недвижимости. Благодаря двум этим женщинам архаичный израильский минюст превратился за последние четыре года в современную и влиятельную инстанцию, деятельность которой направленна прежде всего на благо израильского общества. Конечно, дел еще много. Еще надо продолжить изменения в структуре Комиссии по выбору судей; необходимо пересмотреть закон, регламентирующий роль юридических советников (такой законопроект уже разработан министром юстиции); крайне важно провести в Кнессете законопроект о пресловутом «параграфе преодоления», призванном ограничить власть Верховного суда (речь идет о добавке параграфа в законодательство, что если Верховный суд отменит какой-либо закон, как противоречащий Закону о свободах и достоинстве человека, то Кнессет большинством в 61 голос может принять этот закон заново и он будет действовать 4 года, несмотря на несогласие БАГАЦа); и еще множество шагов, нужных для уравновешивания ветвей власти в Израиле.

Можно ли результаты, которых добилась Аелет Шакед, назвать революционными? Навряд ли громкие слова уместны, когда речь идет о постепенном преобразовании такой сложной инстанции, как израильское министерство юстиции. Но лед безусловно тронулся.

Каденция министра юстиции Аелет Шакед завершилась. Как это часто бывает, мнения экспертов по поводу ее работы разделились. Некоторые считают, что реальные результаты далеки от заявки Шакед на революцию в юридической системе Израиля. Однако, внимательный анализ того, что произошло в юридической системе за последние четыре года, покажет, что даже если обещанная революция еще не свершилась, то направление изменений верное.

Очевидно, что министр приходит в уже сложившуюся, работающую систему, с уже существующей системой взаимоотношений и своей традицией. Под давлением различных факторов, министр юстиции Аелет Шакед вынуждена вести жестокую борьбу с судьями БАГАЦа, прокуратурой, юридическим советником правительства, и т.д. И, несмотря на то, что согласие в юридической системе Израиля будет достигнуто не скоро, Шакед шаг за шагом выкорчевывает судейский активизм.

Один из важнейших шагов, сделанных в сторону оздоровления израильской юридической системы – назначение более трехсот новых судей, среди которых многие обладают консервативными взглядами и выступают против судейского активизма. Такое масштабное обновление судейского состава в Израиле является беспрецедентным. В этих условиях даже рядовые судьи в конечном счете могут в дальнейшем изменить всю систему.

Одна из важнейших инициатив Шакед – это введение поправки к Закону о судах по административным вопросам. В соответствии с постановлением Кнессета, ряд полномочий Верховного суда передан Иерусалимскому суду по административным вопросам. Этот суд займется рассмотрением дел на территории Иудеи и Самарии: вопросами свободы информации, планирования и строительства, контроля и правил въезда и выезда, что значительно изменит существующее положение вещей.

В рамках борьбы за сохранение своих позиций, обороняющаяся сторона похоже готова задействовать все средства. Успешная деятельность Шакед по борьбе с судейским активизмом настолько обострила отношения Кнессета с Верховным судом, что последний принял крайне странное решение: взять в работу иски против Основного закона о еврейском характере государства Израиль. Это выглядит как судорожная попытка БАГАЦа вернуть статус-кво, продолжая удерживать юридическую инициативу в своих руках. При существующей тенденции ветви власти постепенно приходят в равновесие, и полномочия БАГАЦа так или иначе суживаются до их естественного размера. Рассматривая же возможность изменить основной закон, принятый абсолютным большинством народных избранников, Верховный суд рискует загнать себя в бутылку, из которой ему уже не выбраться.

Большие изменения произошли за последнее время и в израильской прокуратуре. Отдел по контролю за работой прокуратуры, созданный еще семь лет назад благодаря инициативе Юридического форума в защиту Израиля, по сути начал эффективно действовать лишь в каденцию Шакед. Министр юстиции поняла, что эта инстанция не сможет действовать без законодательной основы. И такой закон, регламентирующий действия Отдела по контролю за работой прокуратуры («Хок ха-нацивут») был принят летом 2016-го года. Принятие этого закона сопровождалось активными протестами Комитета израильских прокуроров, вплоть до организации забастовки, а также беспорядков на заседаниях Законодательной комиссии Кнессета. И все-таки он был принят. Благодаря этому закону судья в отставке Давид Розен, возглавляющий Отдел по контролю за работой прокуратуры, смог вести эффективную постоянную работу, критикуя деятельность прокуроров и опубликовать свой бескомпромиссный отчет, выявляющий серьезнейшие нарушения в работе израильской прокуратуры.

Много усилий потребовал от министерства юстиции Закон об упорядочивании земельной собственности («Хок ха-хасдара»), призванный защитить жителей Иудеи и Самарии даже в случае подачи земельных исков со стороны палестинцев. По этому закону, спорные участки земли за «Зеленой чертой», занятые постоянными строениями в течение определенного времени, могут быть оставлены фактическим владельцам при условии выплаты истцам компенсации. Однако адвокат Арэль Арнон, привлеченный лично Шакед, помог в конце концов провести этот закон в Кнессете.

Удачным решением министра Шакед было оставить на посту генерального директора минюста Эми Пальмор, в прошлом председателя Отдела помилований, сделавшую за последние четыре года очень многое для обновления юридической системы, как то: расширение прав обвиняемых, предотвращение необоснованных обвинений, успешная борьба с проявлениями расизма по отношению к членам эфиопской общины и даже такие «мелочи» как облегчение процедуры регистрации частной недвижимости. Благодаря двум этим женщинам архаичный израильский минюст превратился за последние четыре года в современную и влиятельную инстанцию, деятельность которой направленна прежде всего на благо израильского общества. Конечно, дел еще много. Еще надо продолжить изменения в структуре Комиссии по выбору судей; необходимо пересмотреть закон, регламентирующий роль юридических советников (такой законопроект уже разработан министром юстиции); крайне важно провести в Кнессете законопроект о пресловутом «параграфе преодоления», призванном ограничить власть Верховного суда (речь идет о добавке параграфа в законодательство, что если Верховный суд отменит какой-либо закон, как противоречащий Закону о свободах и достоинстве человека, то Кнессет большинством в 61 голос может принять этот закон заново и он будет действовать 4 года, несмотря на несогласие БАГАЦа); и еще множество шагов, нужных для уравновешивания ветвей власти в Израиле.

Можно ли результаты, которых добилась Аелет Шакед, назвать революционными? Навряд ли громкие слова уместны, когда речь идет о постепенном преобразовании такой сложной инстанции, как израильское министерство юстиции. Но лед безусловно тронулся.