IsraelNationalNews.com


СМИ:
Как в ГДР защищали убийц Освенцима

В немецком таблоиде Die Welt опубликована статья об особенностях расследования преступлений Холокоста восточногерманской разведкой «Штази»

Марк Штоде,

Мемориал Холокоста
Мемориал Холокоста
Flash 90

В немецком таблоиде Die Welt опубликована статья об особенностях расследования преступлений Холокоста восточногерманской разведкой «Штази».

В публикации опровергается миф о том, что в бывшем ГДР преступления Холокоста прорабатывали интенсивнее, нежели в ФРГ. Но на самом деле все было наоборот - пишет журналист Свен Феликс Келлерхофф. По его сведениям, уголовное преследование в социалистической Германии было еще более небрежным.

Автор статьи приводит один документ, а именно «расписку о принятии обязательств», которую 22 ноября 1944 года подписал 37-летний доброволец войск СС в Освенциме Пауль Ридель. В одном из пунктов этой расписки говорилось: «Обязуюсь хранить молчание, в том числе перед своими товарищами, обо всех мерах, осуществляемых в ходе эвакуации евреев". Ее 3-й пункт требовал от подписанта необходимости использования всех своих личностных качеств и работоспособности для «быстрого и беспрепятственного осуществления этих мер» - имеется в виду уничтожение евреев.

Такое обязательство подписали многие служившие в Освенциме эсэсовцы. Так, наряду с Риделем среди них были Август Билеш и Оскар Зибенайхер.

«Именно в мае и июне немецкий лагерь смерти достиг своей наибольшей и жесточайшей «эффективности»: в период с 18 мая по 11 июля 1944 года СС депортировали в Освенцим 437 тысяч венгерских евреев, из которых минимум 320 тысяч, но вероятнее 370 тысяч, были сразу же по прибытии убиты в газовых камерах», - говорится в статье.

После 1945 года Ридель, Билеш и Зибенайхер жили в ГДР. Несмотря на то, что против всех троих вел следствие девятый отдел министерства госбезопасности, отвечавший в диктатуре СЕПГ (Социалистической единой партии Германии) за расследование преступлений нацистского режима, все трое остались безнаказанными. В частности, Билеш избежал наказания, предположительно, потому, что обязался шпионить на Штази.

В ГДР «единственным критерием, который играл решающее значение в вопросах обвинения, было то, был ли преступник готов безоговорочно подчиниться коммунистическому притязанию на власть. У того, кто это делал, были хорошие шансы остаться безнаказанным», - подчеркивает журналист.

«Правда, в некоторых случаях преступления были настолько жестокими, что их не могло игнорировать и Штази. Например, в случае с Гансом Анхальтом. После 1945 года он спокойно жил в Тюрингии и работал трактористом. Лишь в 1951 году власти ГДР впервые узнали о том, что, будучи солдатом СС, в Освенциме Анхальт «выбивал заключенным золотые зубы». Однако в течение 10 лет не происходило ничего…, а Министерство госбезопасности активизировалось... только в октябре 1961 года», - пишет далее Келлерхофф.

«Во время моей службы в концлагере Освенцим я вообще не совершал преступлений, - заявил Анхальт на допросе 21 августа 1963 года. - По крайней мере, я не считаю расстрел, убийство, избиение и издевательства над заключенными концлагеря Освенцим преступлениями».

«При этом против Анхальта не было публичного судопроизводства, к пожизненному заключению его приговорили в рамках процесса, проходившего в условиях конфиденциальности. Почему? ГДР в это время вела масштабную пропаганду против якобы все еще фашистской ФРГ - тот факт, что преступники Освенцима имелись и на востоке, не пришелся бы кстати для СЕПГ», - поясняет автор статьи.

«В ГДР в период с 7 октября 1949 года по 3 октября 1990 года, по данным [историка Генри] Ляйде, в общей сложности было вынесено только 15 приговоров преступникам Освенцима. В двух случаях были приняты и приведены в исполнение решения о смертной казни, трое приговоренных к пожизненному заключению убийц концлагеря умерли в тюрьме. Оставшиеся десять были помилованы. Для сравнения: в одном лишь Франкфурте в период с 1963 по 1981 год в рамках пяти процессов к длительному либо пожизненному заключению были приговорены 23 преступника Освенцима», - указывает издание.