IsraelNationalNews.com


«Мы – люди, которые приходят, чтобы внести свой вклад»

Лейтенант «А»., один из выпускников авиационного курса, рассказывает корреспонденту 7 канала о том, как проходило обучение

Йоссеф Йак,

Курсанты авиационного курса. Иллюстрация
Курсанты авиационного курса. Иллюстрация
צילום: דובר צה"ל

Вчера, 27 декабря, закончилось обучение на лётном курсе, – и корреспондент 7 канала взял интервью у одного из курсантов, лейтенанта «А».

Рассказывая о пройденном пути, несмотря на все трудности, с которыми он и его друзья столкнулись за три года, «А» испытывает вполне понятное чувство волнения, наполняющее его за день до того, как он получит свои «крылышки».

Будущий штурман «А» говорит, что он думал зачислиться в одну из полевых частей, или, как он выразился, «от артиллерии и выше», но выбрал, как многие из его друзей, пилотный курс. Имея твердую цель добиться успеха и, таким образом, переходя от этапа к этапу обучения, он убеждался в правильности своего выбора.

«Нас – 41 человек, каждый из которых – выдающийся, со своими ценностями и работоспособностью. Мы – люди, которые приходят, чтобы внести свой вклад. Были люди, которые не прошли [путь обучения до конца], не потому, что они – не хороши, а потому, что есть определенные навыки, в которых нуждается профессиональный пилот, и не у всех они есть», - сказал он.

«Что нас объединяет, так это то, что мы все готовы и у каждого есть подход к этой профессии. Кроме того, школа работает так, чтобы из нас получались высокопрофессиональные пилоты, и те, кто не ладят с другими и не работают в команде, не остаются. Есть замечательные люди, которые не с нами, – но они тоже отличные ребята», - добавил «А.».

Разоблачая миф об «индивидуализме» пилотов, которые, якобы, не нуждаются в навыках работы в команде, он говорит, что «в конце концов, вы атакуете не группу за холмом, как пехотные подразделения, но такова структура самолетов, что, приступая к оперативной деятельности, задачу могут выполнить только несколько человек, действуя вместе. В том-то и состоит ценность товарищества. На протяжении всего курса мы говорим об этом и культивируем эти отношения. Если есть кто-то, кто очень хорошо летает, но не является членом команды и не ладит с парнями, – он не добьется успеха».

В семье «А.» тоже были пилоты, и, отвечая на вопрос корреспондента о том, является ли этот факт источником неуверенности в себе (проистекающего из желания «не посрамить фамилию») или обнадеживающим? – «А.» говорит, что, хотя у него есть двоюродные братья-пилоты, «но вопрос о военно-воздушных силах не имеет значения в [нашей] семье… ВВС – это семья, которая окружает всех в этом корпусе и поддерживает семьи, и я уверен, что с такими семьями это более очевидно».

«Я не помню ни одного конкретного момента, но есть ситуация, когда многие парни, которые преуспели везде, внезапно начинают испытывать трудности, [возможно] в первый раз в жизни, потому что это – совершенно новая профессия, которую нужно изучать. Есть другие хорошие люди, но в лётной профессии их постоянно преследуют неудачи, и получают инструмент преодоления трудностей», - добавил он.

Полностью интервью с лейтенантом «А» можно прослушать, перейдя по этой ссылке.