IsraelNationalNews.com


«Слабак» Макрон испугался взять пример с Нетаньяху

«О Макроне, его политической доблести и социализме в экономике на одном израильском примере»

Ян Голд,

Биньямин Нетаньяху и Эммануэль Макрон
Биньямин Нетаньяху и Эммануэль Макрон
Amos Ben Gershom/GPO

Известный украинский блогер, бизнесмен и общественный деятель еврейского происхождения Карл Волох на своей странице в Facebook сравнил выход Израиля из кризиса в начале века с нынешней фактической капитуляцией президента Франции Эммануэля Макрона перед «желтыми жилетами», устроившими массовые акции протеста в Париже и других городах.

Сам Карл Волох в 1990 году репатриировался в Израиль. В Украину вернулся через девять, как предприниматель - владелец медицинской клиники и недвижимости.

Вот, какой пост написал Волох в Facebook.

«В 2000-м году в Израиле случился кризис. Связан он был как с общей нереформированностью и традиционной, ещё с первых лет создания страны, социалистичностью экономики, так и с конкретным кризисом на NASDAQ - бирже высокотехнологичных компаний, где израильтяне традиционно сильны. В стране ощущалась очевидная экономическая задница, исправлять которую, как вы наверняка понимаете, следовало одним путём - сокращением расходов бюджета, явно не соответствовавшим подупавшим доходам. Тогдашний премьер Ариэль Шарон дал министру финансов Биньямину Нетаньяху карт-бланш и пообещал полную поддержку в любом, самом непопулярном начинании в этом вопросе.

Естественным побуждением министра было найти «жир» в госрасходах и начать срезать его. Наиболее ярким примером «жира» были некоторые зарплаты в госсекторе и, особенно, в госкомпаниях. В электрической, телекоммуникационной госмонополиях, у работников портов и иных объектов критической инфраструктуры (в Израиле вследствие специфики географического положения и соседства почти все товары на экспорт-импорт идут через порты) зарплаты намного превышали средние по стране (то есть, на свободном рынке).

Проблемой было лишь существование там мощнейших, очень сплочённых, прекрасно скоординированных и имеющих крепкую политическую поддержку профсоюзов. Любая попытка посягнуть на совершенно грабительские зарплаты монополистов приводила к результату самому грустному - забастовкам, уменьшавшим доходы бюджета ещё пуще. В те годы Израиль был чемпионом мира по количеству дней забастовок - это даже без того, чтобы кто-то посягнул на такого монстра, как «Хеврат Хашмаль», угрожавшего при первых посяганиях выключить электрический рубильник всей стране.

Правительству пришлось сдаться и начать резать не по жиру, а по мясу и костям, сокращая пособия по старости, выплаты многодетным, матерям-одиночкам и пр. Это было несправедливо, болезненно (хотя и безальтернативно). Я знаком с людьми, которые с тех пор зареклись поддерживать Нетанияху на выборах вне зависимости от отношения к его дальнейшей деятельности. Но положение в экономике постепенно выровнялось, шекель крепко вырос к доллару, оба последующих мировых экономических кризиса Израиль прошёл с минимальными потерями, а темп экономического роста страны - самый высокий из промышленно развитых. Конечно, сыграли роль и последующие реформы, и разумная политика Нацбанка, но все это не могло быть достигнуто без макроэкономической стабилизации, которая далась едва не кровью.

А теперь сравните это с действиями Макрона в похожей ситуации. Вместо увеличения доходов и сокращения расходов бюджета в своей кризисной экономике, он делает ровно противоположное, усугубляя кризисные явления! Вот уж поистине антипод баронессы Тетчер, слабак и популист. Даже если он и досидит положенный президентский срок, вряд ли останется в истории страны позитивным персонажем.

Для нас в истории с Макроном есть несколько уроков:

1) западный мир из тренда популизма не вышел, так что, кризисы, вроде недавнего долгового, вполне прогнозируемы;
2) будущее выживание Евросоюза не безусловно;
3) поддержка «новых лиц в политике» - это даже не рулетка, а ставка на зеро».