«Дело Кфар-Дума»
Ориан Бен-Олиэль: «Мой муж этого не делал»

Жена главного подозреваемого: в ту ночь ее муж Амирам «все время был дома, но следователи даже не пытались это проверить»

Йоссеф Йак,

сгоревший дом в Кфар-Дума
сгоревший дом в Кфар-Дума
צילום: Abed Omar Qusini, רויטרס

Жена Амрама Бен-Олиэля, главного обвиняемого по делу о злонамеренном поджоге дома семьи Давабше в Кфар-Дума, предоставила следователям алиби своего мужа, которое не было рассмотрено ранее.

В интервью корреспонденту газеты «Едиот Ахронот», она, в частности, сказала, что муж остался с ней дома всю ночь инцидента: «Не существует никакого способа, чтобы он это сделал. В ту ночь мы легли спать поздно, около половины первого, а около 4 утра я встала первой, пока он еще спал. Он всё это время был со мной, свидетельствую об этом».

«В то утро я пошла будить девушек, которые были в лагере в форпосте Геулат-Цион, чтобы отвезти из в Мааян. Один мой друг попросил меня сделать это несколько дней назад, и я согласилась, договорившись, что оставлю ребенка с Амирамом, чтобы в машине было больше места. К пяти утра я уже сделала первую «ходку» с девушками в Мааян, а после этого – еще одну, и было много свидетелей, которые видели меня без ребенка», - рассказывает она.

«Я бы не оставила ее просто так… Амирам все время был с нашим ребенком. Я еще заехала в продуктовый магазин, и по дороге я позвонил ему, чтобы узнать, что с ребенком все в порядке», - продолжила рассказывать Бен-Олиэль.

Может, он вышел ночью, а Вы этого не заметили?

«В обвинительном заключении говорится, что он выходил в 23:00, пошел в поселок Иешув Хадаат, и потом – пешком примерно полтора часа, до места, где расположена Кфар-Дума, и еще полтора часа до того места, в котором мы живем. В то время, как поджог был совершен в 4 часа ночи. Он не мог вернуться из Кфар-Думы до этого времени, и, кроме того, я бы слышала, если бы он вошел. В то время мы жили в «караване», и чтобы открыть дверь, ее нужно было пинать, а это вызывает ужасный шум. Он не выходил и не входил – я бы обязательно услышала, но я ничего не слышала».

Кто-нибудь проверил ваши слова?

«Я все время говорила об этом адвокату в течение первого месяца, когда Амирам был арестован, и адвокат попросил меня допросить. Но это никого не интересовало. Они пытали его, не спрашивая меня. Незадолго до того, как они подали заявление в прокуратуру, они допросили меня. Я рассказал ему, что случилось той ночью, я дал имя и телефон компании, которые организовали лагерь в Геулат-Ционе и девушек, которые были там. Но я не думаю, что они что-то сделали с этим. Это их не интересовало. Они стремились поскорее «раскрыть» убийство и предъявить обвинительный акт».

Напомним, что поджог дома семьи Давабше в Кфар-Дума имел место в ночь с 30 на 31 июля 2015 года, когда подсудимые забросили через окно две бутылки с «коктейлями Молотова». В результате огонь же распространился и привел к гибели полуторагодовалого ребенка, его родители получили тяжелые ожоги, и позже скончались от полученных травм, а брат погибшего, 4,5-летний мальчик, был тяжело ранен.