Авигдор Либерман:
Есть только одно урегулирование – реальность на местах

По словам министра обороны, возвращение тел павших солдат – необходимое условие любого соглашения с группировкой ХАМАС

Йоссеф Йак,

Авигдор Либерман
Авигдор Либерман
Photo by Basel Awidat/Flash9

Министр обороны Авигдор Либерман, наблюдавший этим утром, 21 августа, за ходом военных учений на севере Израиля, упомянул о похоронах террориста в Умм-эль-Фахме, сказав: «Прискорбно было видеть граждан Израиля, которые, пользуясь свободой, процветанием и экономическим ростом, более тысячи человек, сопровождали [на кладбище] террориста с палестинскими флагами и с криками «Кровь и огонь искупят смерть мученика!». Это указывает на то, что эти люди не принадлежат к израильскому обществу, и незаслуженно имеют израильское гражданство».

Далее министр обороны подтвердил свою позицию о том, что Умм-эль-Фах должен быть передан палестинцам в рамках программы обмена земельными участками: «По крайней мере, я никогда не скрывал, что, по моему мнению, нет причин, по которым Умм-эль-Фахм должен оставаться частью государства Израиль, но частью «Палестины», в рамках соглашения об окончательном урегулировании с палестинцами, если оно когда-либо будет достигнуто. Я уверен, что [лидер ПА] Абу-Мазен будет в силах дать им такую ​​же свободу выражения и те же экономические преимущества, и, конечно, даст вволю пользоваться палестинской демократией в своих лучших проявлениях», - саркастично добавил он.

Отвечая на вопрос о том, почему КПП Керем-Шалом открыт для провоза товаров, несмотря на теракты, которые произошли в последние дни, наряду с продолжающимся запусками зажигающих воздушных шаров из Газы, он сказал, что «когда мы говорим о фактах на местах, несомненно, очевиден резкое падение [числа терактов]».

«Вчерашний случай со стрельбой, по-видимому, является делом рук одного человека, который не связан ни с кем, и невозможно полностью предотвратить «одиночные» террористические инциденты. Когда я вижу в СМИ, что на юге еще запускают воздушные шары, я обращаюсь к Южному командованию, а они говорят мне, что это – правда, что были воздушные шары, но одиночные и, фактически, не опасные. Нет сомнений в том, что есть «капающий террор», а мы делаем то, что действительно важно: создаём абсолютную связь между безопасностью и экономическими выгодами».

«В конечном счете, мы должны понять, что хотим видеть в конце: мы говорим о спокойствии и безопасности, и поэтому должны понимать, что функция экономической ситуации, точнее – экономической стабильности также обеспечивает спокойствие…», - продолжил он.

«Я слышу бесчисленные истории и рассказы о договоренности государства Израиль с ХАМАС, и повторяю: мы говорим с египтянами, ООН и международным сообществом. Что касается меня, то, по моему мнению, есть только одно урегулирование – реальность на местах, и если мы хотим достичь какой-то общей договоренности, то конкретным условием является договоренность по вопросу о военнопленных. Мы работаем в одностороннем порядке в соответствии с реальностью на местах, и, судя по всему, это будет продолжаться», - указал министр обороны.

Наконец, касаясь сообщений о том, что иранцы представили новый самолет, Авигдор Либерман сказал: «Я считаю, что это естественный ответ на экономический кризис, и что иранцы очень сильно обеспокоены американскими санкциями, а, главным образом, продолжением санкций, и в ответ они сочиняют всякие истории, но, с другой стороны, все же нельзя их недооценивать».