IsraelNationalNews.com


Когда будет снесен дом террориста, убившего Ронена Любарского?

Командующий Центральным военным округом подпишет приказ об уничтожении дома террориста, убившего бойца «Дувдеван»

Йоссеф Йак,

Авигдор Либерман с членами семьи Любарских и друзьями Ронена
Авигдор Либерман с членами семьи Любарских и друзьями Ронена
צילום: אריאל חרמוני, משרד הביטחון

Командующий Центральным военным округом, генерал-майор Надав Падан обязался вскоре подписать приказ о сносе дома, в котором проживал 32-летний Ислам Юсеф Абу Хамид, террорист, убивший старшего сержанта Ронена Любарского (הי"ד) во время антитеррористической операции подразделения «Дувдеван» в «лагере палестинских беженцев» Аль-Амари близ Рамаллы.

Ранее семья солдата обратилась к Падану с вопросом о том, когда будет выдан приказ о сносе дома террориста? – и в ответном письме он указал на то, что «выдача такого распоряжения ... представляет собой сложную поэтапную процедуру, реализуемую с учетом возникающих в этой связи деликатных моментов».

«Кроме того, каждый случай рассматривается в соответствии с обстоятельствами и критериями, установленными Верховным судом, и текущая процедура в настоящее время находится на завершающей стадии, – причем все вовлеченные стороны действуют как можно быстрее для её завершения», - добавил он.

В письме, направленном офисом Падана, также сказано, что «мы хотели бы принести наши соболезнования семье. ЦАХАЛ и Центральное командование работают днем ​​и ночью, чтобы искоренить террористическую деятельность и предотвратить повторение актов террора, подобных этому».

Шай Глик из организации «Бецламо», которая сопровождает борьбу за разрушение дома террориста, говорит: «Уничтожение домов террористов является актом [реализации] прав человека для граждан Израиля. Мы будем продолжать действовать и поощрять карательные меры против террористов и их подельников, включая разрушение домов и депортацию их семей».

Одновременно этим, семья Ронена разочарована решением генпрокуратуры, не требующей смертной казни для убийцы, сказав: «Это такой позор, что у нас нет слов. Судебная система ставит себя выше политической системы, и решает, что произойдет еще до начала судебного разбирательства. Состав судей не допускает смертной казни. Это – позор. Мы хотим предотвратить следующее убийство, и чтобы больше не было семей, скорбящих о своих погибших…»