13 лет высылки евреев из Гуш-Катифа: «Позор государству!»

В ходе специальной сессии, Кнессет обсудил вопрос поведения правоохранительных органов в ходе реализации плана размежевания

Йоссеф Йак,

Разрушение домов в Гуш-Катифе. Иллюстрация
Разрушение домов в Гуш-Катифе. Иллюстрация
צילום: יוסי זמיר / פלאש 90

Сегодня, 13 февраля, парламентский комитет по вопросам законодательства и юриспруденции, провел специальную дискуссию, посвященную разбору поведения правоохранительных органов во время реализации т.н. «плана размежевания» в секторе Газы и Северной Самарии, произошедшего 13 лет назад.

Председатель комитета, депутат Кнессета Нисан Сломянски («Бейт ха-Иегуди») сказал, что «страшное изгнание из Гуш-Катифа – это гораздо больше, чем открытая рана… но мы должны игнорировать эти чувства и сосредоточиться на цели обсуждения».

«Израиль гордится тем, что он – демократичен, и тот, кто пережил события Гуш-Катифа, не может сказать, что государство действовало как демократическое», - указал он. «Все было разрушено, была одна безумная цель, и всё было подчинено ей. Вся судебная система, которую мы хотим иметь независимой и хорошей, рухнула… система обвинения полностью рухнула. Полиция позволила себе акты преследований, блокирования, запугивания и причинения вреда. Все [демократические] системы рухнули», - вспоминал Сломянски.

Он также напал на предвзятое освещение событий того времени в СМИ: «Те, кто читал газеты в то время, были уверены, что вспыхнуло восстание, у всех людей Гуш-Катифа есть оружие и вот-вот начнется настоящая война с армией и государством. Это было безумие! Были люди, которые не осмеливались поднять руки и отказаться от души Эрец-Исраэль, чтобы сохранить целостность народа Израиля».

«Мы должны говорить об этом, есть те, кто задокументировал это… Я не думаю, что, не дай Б-ог, всё это повторится, но они должны знать, что это были темные дни», - заявил Сломянски.

Депутат Кнессета Яэль Герман («Еш Атид») сказала, что «налицо классический пример профилирования, который воспринимается общественностью и окрашивается в [соответствующие] цвета. Нарушение прав человека не делает различий между правыми и левыми, и это должно быть священной ценностью для всех нас».

Ссылаясь на критику, высказанную в адрес БАГАЦ, Герман сказала, что «Верховный суд выполняет свои обязанности и защищает права всех сторон. Не забывайте, что именно благодаря ему, поселения в Иудее и Самарии были подготовлены [к легализации], а «красные линии» прошли там, где было определено государством».

Д-р Анат Рот из Института демократии Израиля сказала, что «этот период создал чувство осады и отчуждения в религиозной сионистской общине, чувство «религиозной войны», в которой светские СМИ ставили перед собой цель отделить религиозный сионизм от какого-либо влияния на государство. Было полное молчание со стороны общественности, и средства массовой информации помогли подготовить сердца к этому… всё было разрешено, судебная система и полиция нанесли наибольший ущерб правам человека при размежевании…», после чего перечислила ряд противоправных мер, имевших место в то время.

Бывший депутат Кнессета Орит Струк сказала: «Они делали вёс, чтобы сдержать и напугать нас, и судьи Верховного суда держали их руку... Прискорбно, что здесь не присутствует ни одного представителя правоохранительной системы... Одним из самых шокирующих событий, которые произошли со мной в качестве депутат Кнессета, было услышать полное отрицание со стороны старшего должностного лица Министерства юстиции всего, что там происходило… полиция имеет тенденцию быть жестокой, но в этом случае они были посланы с приказом проявлять нулевую терпимость».

«Шай Ницан был одним из организаторов этого серьезного инцидента, и тот факт, что он стал государственным прокурором, является позором для государства. Не меньшая вина лежит и на втором человеке – Менахеме Мазузе…», - добавила она.

Игаль Димони, заместитель директора Совета Ие”Ша, заявил, что «Мени Мазуз и Шай Ницан превратили все операции в акты восстания, поддержанные системой СМИ, чья повестка дня проникла в полицию и судебную систему… Я был задержан полицией только потому, что покинул ворота Кфар-Маймона... Ущерб нанесен более чем серьезный, молодое поколение перестало верить в правительственную и военную систему».

«Совет Йеши в период реализации плана размежевания решил вести борьбу демократическими средствами. К сожалению, судебная система не предприняла этих действий…», - с сожалением констатировал он.

Наама Зарбив, одна из эвакуированных из Гуш-Катифа, сказала: «Там был применен метод, согласно которому нужно сначала очернить наше имя, а затем изгнать... Сегодня есть «молодежь холмов», которых тоже сперва чернят, а затем они смогут сделать с ними то, что захотят. Это происходит все время…».