Режим аятолл зашатался?
Многотысячная акция протеста: «Смерть Роухани!»

Сотни, если не тысячи людей выходят на улицы Мешхеда, резко критикуя президента Ирана за высокие цены и безработицу

Йоссеф Йак,

Хасан Роухани
Хасан Роухани
Reuters

Вчера вечером, 28 декабря, сотни, если не тысячи иранцев вышли на улицы второго по величине города своей страны, Мешхеда, выражая самый решительный протест против высоких цен и безработицы, в которых напрямую обвинили президента Хасана Роухани.

По сообщению агентства France-Presse, протестующие, выступая в городах северо-восточного Ирана (таких, например, как Йезд, Имамшехр, Кашмар), повторяли один и тот же лозунг: «Смерть Роухани!», «Смерть диктатору!», явно имея в виду духовного лидера страны аятоллу Али Хаменеи.

В числе других, наиболее популярных лозунгов, слышался такой: «Не в Газе, не в Ливане, я живу в Иране!», - что является более чем явным выражением недовольства тем, что правительство фокусируется на своих делах в ближневосточном регионе, совершенно не занимаясь улучшениями условий жизни в собственной стране.

«Демонстрация была незаконной, но полиция отнеслась к ней с большой терпимостью», - сказал губернатор Мешхада, Мохаммад Рахим Норузян, цитируемый информагентство ISNA.

Он также добавил, что ряд людей были арестованы за «попытку нанесения ущерба общественной собственности», но никаких конкретных данных не привел.

Как известно, президент Роухани, который рекламируется как «умеренный» лидер-реформист, в мае этого года победил на выборах, добившись второго президентского срока, частично благодаря его обещанию восстановить экономику, разрушенную годами санкций, направленными против Ирана.

И хотя ему удалось довести инфляцию до единичных цифр с максимума, превышающего 40%, оставшейся «в наследство» от Махмуда Ахмадинежада, экономика по-прежнему отчаянно борется с отсутствием инвестиций, причем уровень безработицы только по официальным данным составляет 12% – на деле же он намного выше.

Перед майскими выборами Роухани попал под огонь критики своих противников – сторонников жесткой линии, за свою неспособность возродить экономику Ирана. В ответ он заклеймил их, как «последышей закончившейся эпохи насилия и экстремизма».