Европарламент подвергает цензуре собственную свободу слова

Парламент ЕС разрешил исключать «дискредитирующий, расистский или ксенофобский» язык. Условия не определены.

Марк Штоде,

European Union flags
European Union flags
Reuters

Европарламент ввел новое процессуальное правило, позволяющее председателю сессии прерывать прямое вещание выступающего депутата Европарламента «в случае клеветнического, расистского или ксенофобского языка или поведения члена». Об этом сообщает журналист и политолог Джудит Бергман в анализе для Института Гейтстоуна, находящегося в Вашингтоне.

Кроме того, председатель Европейского парламента может даже «исключить из аудиовизуального протокола разбирательства те части выступления члена, которые содержат клеветнический, расистский или ксенофобский язык».

Бергман отмечает, однако, что то, что конкретно составляет «диффаматорный, расистский или ксенофобский язык или поведение», еще не определено. Это упущение означает, что тот, кто окажется председателем дебатов в Европейском парламенте, может свободно и без объективных критериев принять решение об отречении оратора от «клеветнических, расистских или ксенофобских заявлений».

Защищая новое правило, британский парламентарий ЕС Ричард Корбетт говорит: «Число политиков, говорящих о вещах, выходящих за рамки нормальных парламентских дискуссий и дебатов, растет, без определения «за чертой».

Бергман же убеждена, что новое правило «поражает самый центр свободы слова, а именно избранных политиков, которые Европейский суд по правам человека считал в своей практике особо защищенными». Члены Европейского парламента - это люди, которые были избраны, чтобы голоса их избирателей были услышаны внутри институтов Европейского Союза. Ограничение свободы слова является недемократическим, тревожным и призраком оруэллизма».

Правило «скорее всего, окажется удобным инструментом в попытке заткнуть тех парламентариев, которые не следуют политически корректному описанию ЕС», предупреждает Бергман.

Ранее в этом месяце Европейский парламент снял депутатский иммунитет кандидата в президенты Франции Марин Ле Пен за то, что он поместила в Twitter фотографии казней ИГИЛ в 2015 году, тем самым нарушив французский закон, запрещающий публикацию «жестоких изображений». Парламент, по-видимому, посылает четкий сигнал о том, что обнародование графической и ужасающей правды преступлений ИГ должно быть наказано, и вовсе не рассматривается в качестве предупреждения о том, что может весьма скоро наступить в Европе.