«Я плакала, мне было очень грустно видеть это…»

Документальная съемка казни Эли Коэна в центре Дамаска вызвала у его вдовы вполне понятные тяжелые чувства

Йоссеф Йак,

Надя Коэн
Надя Коэн
פלאש 90

Этим вечером, 20 сентября, вдова Эли Коэна, Надя (נדיה כהן), рассказала в интервью корреспонденту 2 канала о своих чувствах, вызванных вышедшим в эфире государственного сирийского ТВ видеоролика, запечатлевшего казнь ее мужа, совершенную в Сирии в 1965 году.

Напомним, что речь идет о посмертном изображении знаменитого израильского разведчика Эли Коэна, начавшего свою деятельность с мая 1960 года, под псевдонимом Камаля Амина Таабета.

Работая на 188-й отдел Управления военной разведки, впоследствии ставшем частью Моссада, Коэн собрал немало ценнейшей стратегической информации, в значительной мере способствовавшей победе Израиля в Шестидневной войне.

Однако, в январе 1965 г. Коэн был арестован с поличным, подвергнут пыткам и публично повешен 18 мая того же года на площади Марже в Дамаске. Казнь транслировалась по сирийскому телевидению.

«Я плакала, мне было очень грустно видеть то, что с ним сделали…», - рассказывает вдова разведчика. - «Было больно видеть, как его тело кладут в гроб, и как три машины едут по переполненным улицам. Тяжело было видеть толпу на площади, и все это, сопровождаемое громкой музыкой, радостью и весельем… это было очень непросто…».

«В повседневной жизни мне и так не легко, но когда это видишь, когда в памяти всплывает пережитое, это просто сводит с ума, мучая душу», - добавила она.

«Я ведь [в сущности], не видела видео, только фотографии» (досл. «אני לא כל כך ראיתי את הסרטון, רק תמונות»), - подчеркнула Коэн. - «Дети видели это сегодня, и, конечно, теперь они также печалятся. Я все еще надеюсь, что кто-то узнает, где он погребен – и вернет его тело [в Израиль], чтобы дать ему упокоится в родной земле».

«Я призываю премьер-министра и Мосад бороться за него и вернуть всем нам останки Эли», - сказала она. - «У нас есть немало тех, кто страдает оттого, что он – там, а мы – здесь. Необходимо отдать дань памяти тому, кто был нашим героем, и вернуть его нам…».