Россия: в воздушное пространство Израиля вторгся наш БПЛА

Кремль признал, что беспилотник, вторгшийся в израильское воздушное пространство, принадлежал ВКС России, и извинился за ошибку

Йоссеф Йак,

Залп ЗРК Patriot. Иллюстрация
Залп ЗРК Patriot. Иллюстрация
IDF/Flash 90

Этим утром, 7 августа, российские власти официально признали, что беспилотный летательный аппарат, который 17 июля вторгся в наше воздушное пространство, принадлежал не правительству Сирии, не террористам «Хизбаллы» и не какой-либо повстанческой группировке (как изначально считалось в Израиле), а размещенному в этой стране контингенту военно-воздушных сил России.

Сообщая об этом, газета «Гаарец» , ссылается на некий анонимный источник, в свою очередь сообщивший, что Кремль извинился за «ошибку», совершенную навигатором БПЛА.

Напомним, что инцидент произошел три недели назад, вечером 17 июля, когда наши наблюдатели заметили в небе над израильской частью Голанских высот неопознанный БПЛА, прилетевший со стороны сирийской границы.

По «незваному гостю» были немедленно выпущены две ракеты ЗРК Patriot, а также ракета воздух-воздух с самолета израильских ВВС.

Все это, однако, было напрасно: сбить беспилотник не удалось, и он, немного полетав, углубившись в наше небо на расстояние примерно 4 км, «вернулся» обратно в Сирию.

По результатам последовавшей проверки, проведенной израильскими военными экспертами, речь идет именно о российском БПЛА, но до момента заявления Москвы было непонятно – идет ли речь о намеренном вторжении в израильское воздушное пространство или об ошибке.

Примерно через неделю после этого, 23 июля, премьер-министр Биньямин Нетаньяху провел телефонную беседу с президентом России Владимиром Путиным, желая получить разъяснения по поводу этого инцидента. Путин уже тогда признал, что беспилотник был российским, утверждая, что нарушение воздушного пространства было ненамеренным, «став последствием ошибки оператора, управлявшего аппаратом».

Кроме того, в беседе премьер-министра нашей страны и президента РФ «были обсуждены вопросы российско-израильского взаимодействия в деле борьбы с террористической угрозой в ближневосточном регионе».