Элиор Азария в суде:
«Айзенкот и Яалон бросили меня на растерзание собакам»

Подсудимый отвечает на выдвинутые против него обвинения: это не было местью. Террорист представлял реальную угрозу, и я устранил её

Йоссеф Йак,

Элиор Азария в суде
Элиор Азария в суде
צילום: פלאש 90

Элиор Азария, солдат Армии Обороны Израиля, расстрелявший в Хевроне нейтрализованного террориста, этим утром, 24 июля, выступил в военном суде Яффо, дав показания по сути выдвинутого против него обвинения.

Начав с рассказа о своей мотивации служить в армии, напряженной ситуации в Тель-Румейде, а потом – непосредственно о событиях, приведших к роковому выстрелу, он подверг резкой критике начальника генштаба ЦАХАЛ Гади Айзенкота и министра обороны Моше Яалона, отказавших ему в поддержке.

«Ни один, ни другой мой командир не оказывал мне поддержки – ни начальник генштаба, ни министр. Было ощущение, будто меня бросили на растерзание собакам (досл. «מרגיש שזרקו אותי לכלבים») – средствам массовой информации и телевидению, показавшим тенденциозное видео, да еще и без звука», - сказал он.

Азария особенно подчеркнул последнее обстоятельство, указав на то, что сопровождайся видео, отснятое на месте происшествия, звуком, из него можно было бы больше узнать и лучше понять ситуацию. В частности, он говорил о голосах, слышавшихся, что называется, «за кадром»: «все, кто был на месте, а потом посмотрели видео [представленное крайне-левой организацией «Бецелем»], те знают, что оно ничего не значит».

Относительно ножа, который выглядел на данном видео как лежащий далеко от террориста, Азария заявил, что его «не волнует этот фильм. Зачем мне фильм, если я сам был там и видел всё своими глазами?».

Наконец, отвечая на нападки о том, будто бы выстрел в голову террориста было актом мести со стороны Азарии, о чем, якобы, он сам же заявил однополчанам, солдат сказал, что не думает, что говорил «именно такое и именно в этом значении. Кроме того, то, что я сказал тогда, сейчас [в устах судей] звучит чем-то вырванным из контекста, что дает возможность интерпретировать мои слова не так, не в том значении, которое я в них вкладывал».

«Я объясню [их сейчас]: террорист представлял реальную угрозу для людей, и должен был быть убитым, чтобы устранить опасность. Если бы это была просто месть, то я бы стрелял в него в упор, но я выстрелил с расстояния [от] 7 [до] 10 метров, именно для того, чтобы устранить опасность», - сказал солдат.

С видеосъемкой из зала военного суда в Яффо можно ознакомиться, перейдя по этой ссылке.