«Гаарец»: Сольберг – «поселенец», а, значит, «преступник»

Ури Мисгав резко нападает на судью БАГАЦ Ноама Сольберга, называя его «преступником с оккупированных территорий»

Йоссеф Йак,

Ноам Сольберг
Ноам Сольберг
צילום: מרים אלסטר, פלאש 90

Журналист газеты «Гаарец», Ури Мисгав (אורי משגב), нашел резкие, нелицеприятные выражения для нападок на судью Верховного суда Ноама Сольберга, выступившего на этой неделе вместе со своим коллегой, судьей Эльякимом Рубинштейном с запретом выдачи «теудат кашрут» кем бы то ни было, кроме раввината.

«Судьи Рубинштейн и Сольберг, оба носящие купы и выросшие в среде движения религиозного сионизма, всеми силами стремятся сохранить свою власть», - начинает он.

«[Благодаря им] суд стал похож на кота, которому доверили охранять сливки. Налицо весьма странный выбор судей. Очевидно, что сделано преднамеренно… Существует явный конфликт интересов, налицо явное противоречие между религией и государством. Есть, кстати, среди них и светский судья, с мнением которого просто не посчитались».

Помимо «религиозной принадлежности», Мисгав поставил в вину Сольбергу то, что он-де «поселенец», а это на языке левых сил синоним слову «преступник».

«Он живет в Алон Швут, поселении, расположенном в самом центре Гуш-Эциона, в пяти минутах от Иерусалима, и до сих пор – за пределами «зеленой линии», выстроенном на оккупированной территории».

Уже одно это, по мнению журналиста «Гаарец», делает судью, как, впрочем, и любого израильского еврея, живущего за пределами «зеленой черты», человеком «принимающем активное участие в запрещенных акциях» и, стало быть, «преступником» по определению.

Суть же претензий «Гаарец» состоит в том, что судьи БАГАЦ – вице-президент Эльяким Рубинштейн (אליקים רובינשטיין) и судья Ноам Сольберг (נעם סולברג) – выступили против особого мнения судьи Ури Шохама (אורי שוהם), отклонив ходатайство, поданное бизнесменами против правоохранительных органов Иерусалима, занимающихся мошенничествами в вопросах кошерности. Тем самым, судьи приняли позицию главного раввината, а не позицию генерального прокурора, представленную в БАГАЦ.

В судебном вердикте, подписанным членами коллегии, в частности, сказано, что положение раздела 3(а) закона, пресекающего мошенничества в сфере кашрута, предложенное главным раввинатом, является единственно правильным. Из этого вытекает вывод: в соответствии со статьями этого же закона, запрещено представление какому бы то ни было предприятию свидетельства, включающего термин «кошер» (либо его производные) из любых других источников или [частных] организаций.

Судья Сольберг особо подчеркнул, что «положение раздела 3(а) закона, пресекающего мошенничества в сфере кашрута – законно» (досл. «הוראת סעיף 3(א) לחוק איסור הונאה בכשרות – חוקתית»). В некотором смысле, это положение нарушает фундаментальное право на свободу бизнеса, однако, этот ущерб – ограничен, и находится в пределах условий оговорки «об ограничениях».

Сольберг также сказал, что нет никаких оснований предпочесть юридическое толкование, представленное генеральным прокурором, «толкованию другой ветви власти – в данном конкретном случае, [представленном] главным раввинатом Израиля».

Тем не менее, вмешательством его коллеги, судьи Рубинштейна, решение было признанно действующим лишь в течение двух лет: за это время главный раввинат обязался работать над регулированием всех актуальных вопросов, которые возникнут в отношениях между чиновниками и владельцами бизнесов.