Суд на базе «Кирия»: солдат не сядет в военную тюрьму

Апелляционный суд отклонил ходатайство военной прокуратуры, протестовавшей против решения об освобождении солдата из-под стражи

Йоссеф Йак,

Застреливший террориста солдат - в суде
Застреливший террориста солдат - в суде
צילום: פלאש 90

Этим вечером, 5 апреля, военный апелляционный суд, расположенный на базе «Кирия», отклонил апелляцию военной прокуратуры, постановив, что солдат, расстрелявший в Хевроне нейтрализованного террориста, и которому прокуратура намерена предъявить обвинение в непреднамеренном убийстве, не сядет под «полный» арест (לא ישוב למעצר מלא) в военную тюрьму.

По сообщению радиостанции «Решет Бэт», солдат останется под «открытым арестом» на одной из военных баз, со всеми ранее определенными для него ограничительными условиями.

Напомним, что представители прокуратуры просили отменить решение, принятое на прошлой неделе, и, таким образом, стремились отправить солдата в «полный арест», что, как было выше сказано, предполагает пребывание в военной тюрьме.

Эяль Басерглик (אייל בסרגליק), один из адвокатов солдата, упирал на прямые показания солдата, заявившего во время слушания: «Это логично, что террорист, пришедший убивать, должен умереть сам. Я не стрелял наугад, но чувствовал реальную опасность… Я видел, как он [террорист] пошевелил рукой и головой, и только после этого я выстрелил».

Военнослужащий также пояснил, что «если бы под одеждой у террориста оказался пояс смертника, я был бы уже мертв, а не давал вам показания». По его же словам, «Мои руки были покрыты кровью раненого товарища, я был расстроен. В ту долю секунды я решил стрелять. Вы – следователи [находитесь] здесь в офисе, а не в поле - там они могут стрелять в вас или бросить зажигательную [бомбу] на вас».

Он также объяснил, почему стрелял именно в голову: «Если бы я выстрелил ему в руку или в корпус, взрывной пояс мог быть активирован. Его пальто, казалось,  надувается, как будто у него что-то [спрятано] под ним».

Версию солдата, согласно которой на момент убийства террориста существовали опасения, что на нем может находиться «пояс смертника», также подтвердил его командир, несколько других солдат и парамедики службы «Маген Давид Адом».