Адольф Эйхман просил президента Израиля о помиловании

Международный день памяти жертв Холокоста: общественности представлены оригиналы документов по «делу Эйхмана»

Йоссеф Йак,

Суд над Адольфом Эйхманом
Суд над Адольфом Эйхманом
צילום: GPO, פלאש 90

Сегодня, 27 января, когда весь мир отмечает установленный в 2006 году Международный день памяти жертв Холокоста, израильской общественности будут представлены редкие архивные документы, относящиеся к знаменитому «делу Адольфа Эйхмана».

В их числе – оригинал прошения о помиловании, поданное президенту Израиля нацистом, непосредственно ответственным за массовое уничтожение евреев, после того, как суд приговорил его к смертной казни.

Эйхман написал в письме на имя президента Ицхака Бен-Цви, что все инкриминируемые ему действия были исключительно выполнением инструкций и приказов из Берлина, и никоим образом не являлись его личной инициативой.

«Не правда будто бы я лично принимал такие решения и отдавал такие приказы. Я не мог главенствовать в этом чудовищном процессе преследования евреев, шедшем независимо от меня. Это подтверждает отсутствие у меня таких полномочий, и данный факт был проигнорирован судьями, я никогда не имел столь высокого ранга, чтобы принимать такие решения. Не имея возможности действовать независимо, я лишь выполнял приказы вышестоящего начальства», - писал он.

Более того, не довольствуясь этим, Эйхман попытался представить себя, как человека, не способного принять сам факт геноцида евреев: «Я презираю и вижу величайшим преступлением зверства, чинимые против евреев, и думаю в настоящее время и в будущем дать суду дополнительные показания об этих ужасах, проведя четкую границу между действительно ответственными за это лидерами НСДАП (Национал-социалистической немецкой рабочей партии (нем. Nationalsozialistische Deutsche Arbeiterpartei (NSDAP)), и простыми людьми, вроде меня, которые были обязаны выполнять приказы и служить лишь в качестве инструментов своего руководства. Я не был ответственным лидером партии и СС, и по этой причине не чувствую себя виноватым, не могу признать справедливость приговора суда, и прошу вас, господин президент, использовать свое право помилования, для того, чтобы смертный приговор [в отношении меня] не был выполнен».

Изо всех сил стараясь продемонстрировать свою «любовь» к еврейскому народу и хоть как-то очистить свое имя от обвинений, Эйхман доказывал, что «находился под неизгладимым впечатлением от ужасов, неслыханных зверств и показаний, услышанных в суде… Кроме того, я готов представить свои собственные доказательства злодеяний войск СС, которые были неизвестны до тех пор суду. Таким образом, я прошу о помиловании, чтобы помочь установить истину…».

Рассмотрев прошение и весь судебный материал, фигурировавший на процессе, Бен Цви в ответ заметил, что не нашел никаких оснований для того, чтобы помиловать Адольфа Эйхмана или хотя бы смягчить приговор, вынесенный ему в районным судом Иерусалима 15 декабря 1961 года, и, таким образом, одобрил решение суда.

Напомним, что Эйхман был повешен в ночь с 31 мая на 1 июня 1962 в тюрьме города Рамле, явив собою второй и последний случай смертной казни в Израиле по приговору суда.

Отказавшись от капюшона, он сказал присутствующим, что вскоре встретится с ними вновь и умирает с верой в Бога. Его последними словами были: «Да здравствует Германия! Да здравствует Аргентина! Да здравствует Австрия! С этими тремя странами связана вся моя жизнь, и я никогда не забуду их. Я приветствую свою жену, семью и друзей. Я был обязан выполнять правила войны и служил своему знамени. Я готов».

Приговор привёл в исполнение старший надзиратель тюрьмы Шалом Нагар, а после повешения тело Эйхмана было сожжено, и пепел «архитектора Холокоста» развеян над Средиземным морем за пределами территориальных вод Израиля.