IsraelNationalNews.com


«Взяли праведного еврея – и сделали из него террориста!»

Раввин поселения Кохав Ха-Шахар резко критикует действия сотрудников ШАБАК: «Они взяли хорошего человека – и бросили в свои застенки»

Йоссеф Йак, | updated: 09:26

Иллюстрация
Иллюстрация
Thinkstock

Раввин поселения Кохав Ха-Шахар, рабби Огад Краковер (אוהד קרקובר) выступил этим вечером, 10 декабря, с резкой критикой в адрес сотрудников Службы Общей безопасности (ШАБАК), вот уже две недели держащих у себя евреев, арестованных в рамках расследования злонамеренного поджога в Кфар-Дума.

«Речь идет о педагоге, работавшем в нашем Совете, арестованном по пути на военную службу в качестве резервиста», - сказал раввин Краковет в интервью корреспонденту 7 канала. - «Его держат в ужасных условиях, как последнего злодея, не позволяют молиться, возлагать тфилин и зажигать ханукальные свечи (досл. «לא נותנים לו להתפלל, להניח תפילין, להדליק נר חנוכה»). Это просто шокирует: взяли праведного еврея – и сделали из него террориста!».

Рабби Краковер убежден, что арестованный не имеет никакой информации и вообще никак не связан с поджигателями в Кфар-Дума: «Всем известно, что он постоянно работал в сотрудничестве полицией. Я и он, мы вместе делали до ареста одно дело: готовили образовательные программы для молодежи. Когда же такой человек, который так заботился о молодежи, сделался преступником?».

«Если бы он что-то знал, это бы сообщили. Следователь рассказал мне у ворот тюрьмы, что они знают – он [арестованный] не участвовал в инциденте, но не в полной мере сотрудничает со следствием. И это – повод держать его в тюрьме? Разве не важно, что этот человек женат и имеет четырех детей? По моим щекам моим текут слезы, это – просто страшно (досл. «הדמעות יורדות לי, זה מפחיד»). Это создает кризис доверия к силам безопасности, как можно взять такого хорошего человека [как он], и бросить в застенки?».

Рабби Кроковер заявляет, что руководство общины не будет молчать, до тех пор, пока арестованный не выйдет на свободу: «семья осталась одна на Хануку… вчера я пошел к ним, чтобы зажечь свечи, это – просто кафкианская история (досл. «זה סיפור קפקאי»). Женщина не знала, что делать, но мы поднимем общественность, и, если понадобится, устроим акции протеста перед правительственными учреждениями. Это пугает, что вот так могут арестовать честного человека и сделать его террористом!».