«Пусть голодают хоть до смерти, это – их проблемы»

Применят ли насильственное кормление к объявившему голодовку Мохаммеду Алану, доставленному в больницу «Сорока»

Йоссеф Йак,

Мохаммед Алан
Мохаммед Алан
צילום: הרשתות החברתיות

Состояние боевика террористической группировки «Исламский джихад», Мохаммеда Алана (מוחמד עלאן), голодающего 55-й день, по данным Красного Креста, определяется как «критическое».

В настоящее время сотрудники Службы Общей безопасности и медицинский персонал больницы «Сорока» в Беэр-Шеве, куда Алан был госпитализирован, проверяют возможность применения к нему методы насильственного кормления, опираясь на принятый Кнессетом новый закон.

Отметим, что Алан в ноябре прошлого года был подвергнут подвергался административному аресту, и отбывал тюремное наказание, во время которого отказывался от лечения, а потом и вовсе объявил голодовку.

По словам врачей «Сороки», если состояние Алана достигнет того предела, после которого начнется прямая угроза для жизни, его будут кормить насильно, но пока такой необходимости нет.

Напомним, что ранее, в ходе заседания парламентской комиссии по внутренним делам (ועדת הפנים של הכנסת), обсуждавшей тогда еще только готовившийся законопроект о принудительном кормлении заключенных террористов, желающих устроить голодовку, депутаты «Объединенного Арабского списка» показали короткий видеофильм о вреде принудительного кормления, изобразив, как выглядят такие заключенные.

В ответ на это, министр Эрдан сказал: «[Со своей стороны] я прошу показать фильм о том, как выглядят жертвы террористических атак, убитые этими самыми заключенными, – просто, чтобы сбалансировать картину» (досл. «רק כדי לאזן את התמונה»).

Депутат Бецалель Смотрич («Бейт ха-Иегуди») также выступил в ходе заседания, заявив о том, что: «мы живем не в Швейцарии и не в Австралии. По мне – так пусть [террористы] сидят голодными хоть до смерти, это – их проблемы. Но что делать, если Израиль, несмотря на все трудности противостояния беспорядкам… должен  заботиться о том, чтобы заключенный не умер. Нельзя сравнивать права обычного человека и заключенного, ибо многие запреты – неизбежное следствие лишения свободы. [Так что] можно подумать о (досл. «אפשר היה לחשוב על נקיטה באמצעים יותר חריפים»).

В итоге, председатель комитета, депутат Кнессета Давид Амсалем пообещал  ускорить обсуждение для того, чтобы принять данный закон уже в ходе предстоящей парламентской сессии, – как оно позже и случилось.